Общаться в чате

Горе. Фаза первая – ШОК.

Первое, что чувствует человек, столкнувшийся со значимой потерей – это шок. Недоверие, сомнение, желание перепроверить информацию – самые частые реакции в это время. «Это не может случиться со мной» — нормальное состояние первых мгновений. Затем наступает УЖАС.

Я не зря употребила капслок – переживание это действительно огромно и всеобъемлюще, и именно неспособность справиться с этим УЖАСОМ и вызывает все те феномены, которые демонстрирует человек в фазе шока.

Представьте себе, что ваш мир разрушен. Вокруг валяются осколки прежней жизни, и никогда, правда и по настоящему – ни-ког-да – ваша жизнь уже не будет прежней. В зоне, связанной с утратой, от вас уже ничего не зависит. Ваша безопасность и доверие к миру разрушены, вы сталкиваетесь с собственной беспомощностью и беззащитностью перед силами судьбы. Психика не в состоянии справиться со столь мощным переживанием – и пускает в ход все доступные защитные механизмы.

Первый вариант – психосоматика. «Защитная подушка» из головной или желудочной боли, рвота и понос, непреодолимое желание спать – все средства хороши для того, чтобы перенести внимание из болезненной зоны на что-то другое.

Другим способом избегания боли и ужаса являются обычные механизмы психологической защиты – отрицание и вытеснение. Человек «забывает» о потере, пытается жить так, словно ничего не произошло, и на попытки донести до него правду уходит от разговоров или упорно отрицает произошедшее.

Из-за отсутствия власти над тем, что случилось, включается потребность проконтролировать хоть что-то – процесс приготовления к похоронам, разговоры присутствующих, выражение собственного лица. Человек может спокойно и тщательно перемывать каждую тарелку, приводить в порядок одежду, срочно начинать чинить машину – в общем, заниматься тем, что дает хоть как-то почувствовать способность управлять собственной жизнью и быть ВНЕ ситуации утраты.

Связи с реальностью теряются. Можно видеть себя как будто со стороны, не ощущать тела или каких-то его частей, наоборот – страдать от леденящего холода в теле, чувствовать, как вокруг сжимаются стены, или останавливается течение времени – все это психосенсорные расстройства, нормальные для шокового состояния.

Что делать, если ваш близкий находится в стадии шока?

Во-первых, обращать внимание на витальные потребности – то есть вещи, которые необходимы для жизни, и которые люди в шоковом состоянии не замечают. Следить за тем, чтобы человек ел, пил, спал – в фазе шока у людей нет сил на споры, и ему будет проще съесть то, что вы перед ним поставите, чем отказываться. Говорить медленно и коротко, удерживать от потенциально опасных действий.

Во-вторых – просто быть рядом. Это самое сложное – оставаться рядом с такими людьми. При виде их состояния, при воспоминании о том, что произошло в их жизни, происходит актуализация вашего собственного страха – и очень хочется сбежать, или, по крайней мере, сделать вид, что ничего не случилось. Но вашему близкому нужно не это.

Да, сейчас он не хочет говорить о случившемся, он замкнут в себе и лежит отвернувшись к стенке, или гиперактивно рассказывает вам о том, как прекрасен солнечный вечер в Гаграх, или интенсивно переклеивает обои, или пьет таблетки от головной боли, утверждая что именно она и есть сейчас самая главная проблема его жизни – но внутри он точно знает, ЧТО случилось. И пока вы рядом – УЖАС отступает.

В- третьих, не нужно трясти за плечи и пытаться насильно столкнуть человека с реальностью, нет необходимости прерывать экстренную поклейку обоев (тем более что силы у него закончатся очень скоро, и дальше одной ободранной стены дело не зайдет). Психика защищается, как может – и не мешайте ей работать.

Достаточно просто оставаться рядом и быть живым – помнить о том, что произошло, не соглашаться с тем, что этого не было, сочувствовать горю, иногда выражать то, чем вам отзывается эта потеря  – и человек будет знать, что он не один. Тогда будет достаточно сил начинать переживать столкновение с реальность, и постепенно, иногда выходить из шока в другие переживания. Человек потихоньку окажется на следующем этапе горевания – переживании гнева и бессилия..

Об этом в следующий раз. 

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Людмила Марченко

Добрый день! Я практический психолог, аккредитованный гештальт-терапевт (МГИ). Основные темы работы - жизненные кризисы и потери, проблемы идентичности, личных и детско-родительских отношений.
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология


Комментарии

Добрый день! То, что наступает шок понятно, потому что человек до конца верит в лучшее или вернее не верит, что худшее может произойти. Такова природа человека: вера в жизнь. И когда неизбежное все таки происходит, для многих это оказывается неожиданностью. Оттого и шок, и перепроверки («Может это ошибка? Посмотрите еще...») и состояние прострации, когда очень не хочется принимать реальность.....

А вот ужас откуда? Ужас — это очень сильный страх. Откуда он здесь? Да еще такой большой, заглавными буквами… Это что то новенькое.....

08.02.13

Ужас как раз и возникает из-за того, что прерывается течение жизни, до этого казавшееся неприрывным (та самая вера в жизнь, о которой вы говорите, оказывается подорвана). Человек сталкивается с одной из экзистенциальных данностей — конечностью бытия. Чужого — и собственного. Именно это и вызывает ужас, который вас удивил.

08.02.13

Людмила, а Вы сами испытывали ужас потери? Я терял людей, работу, но ужаса не испытывал. Шок был, злость была, обвинения были, но ужаса не было… А у Вас был?

08.02.13

Да, испытывала. При потере любимого человека. Перед шоком можно успеть словить момент того ужаса, о котором говорю — ужаса перед тем, как теперь, когда вместо важного куска жизни оказывается пустота.

В сущности, шок и является реакцией на этот ужас утраты… По крайней мере, это соответствует моему опыту и тем описаниям процесса горевания, которые нам читали и которые я смотрела сама.  

Хотя, думаю, в каждом случае возможны варианты.. 

А с другой стороны — смотрите, именно на ужас вы отреагировали у меня в блоге. Может, просто у вас с ужасом какие-то особые отношения? Насколькоя понимаю, мужчине это чувство тем более может быть непереносимо. Но это так, чистая фантазия, конечно.

08.02.13

В классической модели переживания горя Коблер-Росс ужаса нет, поэтому я и обратил на это внимание. И, кроме того, Вы это слово в блоге большими буквами выделили))

Во истину: то, во, что веришь, то в жизни и происходит!)

Вы верите в то, что ужас есть и он у Вас есть. Я верю в то, что его нет, и у меня его нет.

Спасибо за интересную дискуссию.

Успехов!

08.02.13

И вам спасибо :)

09.02.13