Клиническая Арт Терапия с зависимостями

   Задачами применения клинической системной арт-терапии у пациентов с аддиктивными расстройствами являются.  

         Задачи симптоматической стабилизации и коррекции:

  • минимизация эмоциональных, познавательных, поведенческих, соматических проявлений болезни (эмоциональная стабилизация, организация поведения и др.), связанных с разными этапами лечебно-реабилитационного процесса (стадией «отрыва», формирования ремиссии и т. д.),
  • повышение мотивации больного к психологической работе и получению лечебных процедур, его адаптацию к условиям учреждения.

     Задачи этиопатогенетической клинической психотерапии аддиктивных расстройств (при условии их соотнесения с этиопатогенетическими механизмами в каждом конкретном случае):

  • осознание и коррекция дисфункциональных когнитивных, поведенческих и эмоциональных стереотипов,
  • осознание связи особенностей эмоционального реагирования в разных жизненных ситуациях и поведения пациента с присущими ему особенностями личности (его внутренней психологической «природой»),
  • развитие более адаптивных моделей поведения и видов деятельности на основе осознания и коррекции дисфункциональных поведенческих паттернов,
  • коррекция отношения пациента к себе,
  • осознание и коррекция отношений пациента к своей социальной роли, труду, семье, обществу, личностно-значимой деятельности,
  • активизация и привлечение стабилизирующих факторов (внутренних и внешних ресурсов) пациента,
  • развитие и поддержка жизненных навыков (коммуникации, самоорганизации, саморегуляции и др.).

       Дополнительно могут решаться такие задачи, как:

  • поддержка и генерализация терапевтических изменений,
  • преодоление стигматизации (самостигматизации),
  • достижение более устойчивой психосоциальной адаптации и повышение качества жизни.

 

Мишенями системной клинической арт-терапии аддиктивных расстройств являются:

1. Мишени, специфичные для данной клинической группы (синдром зависимости; употребление психоактивного вещества), а также связанные со вторичными психогенными реакциями — невротическими и неврозоподобными проявлениями, возникающими вследствие периодически обостряющегося конфликта личности с социальным окружением.

2. Мишени, специфичные для феномена личности: недостаточность и дефицитарность защитных и копинг-механизмов; недостаточность исходных, базовых волевых качеств индивида, его побудительная неустойчивость с ориентацией на легко достижимые цели; индивидуально значимые, психотравмирующие переживания в условиях актуальной жизни; стойкие нарушения саморегуляции и самоконтроля; проблемы самооценки (крайне неустойчивая и поляризованная самооценка); низкая способность к рефлексии и заботе о себе; отсутствие базового чувства благополучия, внутренней гармонии и самодостаточности; фрагментарность и неустойчивость внутренней картины собственной личности; нарушение функции внутреннего контроля (в эмоциональной, когнитивной и волевой сферах); низкая способность к рефлексии; отсутствие интериоризированных социальных норм; феномен алекситимии; тенденция к формированию отношений «созависимости»; патологический способ саморегуляции, смещение нормальных влечений и потребностей человека на «суррогатный» объект;  тенденция решать проблемы внутренней неудовлетворенности, сопряженной с доминированием чувства опустошенности и одиночества, за счет активного привлечения и использования других лиц; диссонанс между завышенной самооценкой и в целом «раздутым» образом самого себя, с одной стороны, и скрытым за таким фасадом, но периодически настойчиво овладевающим нарциссическую личность чувством неполноценности,  с другой; трудности в близких отношениях, связанные с потребностью в близости, с одной стороны, и тревогой и сильными амбивалентными чувствами, возникающими в ситуации близости, с другой стороны; ангедония; дефицит социального восприятия; плохо сформированное невербальное поведение

3. Мишени, специфичные для психотерапевтического процесса: низкая мотивация к лечению; отношения между психотерапевтом и пациентом; сопротивление; плохая переносимость фрустрации в психотерапевтическом контексте.

4. Мишени, специфичные для клинической ситуации: низкая психологическая компетентность. несостоятельность при решении повседневных проблем; социальная дезадаптация, провоцирующее поведение микросоциального окружения.

5. Мишени, специфичные для метода: психические травмы раннего детского возраста; интрапсихические конфликты, ответственные за формирование аддикции; фиксация личности на неразрешенных ранних, «базисных» внутренних конфликтах; искажение формирования  «объектных отношений»; дефицит адекватной интернализации родительских фигур и, как следствие, нарушение способности к самозащите; нарциссическая оральная фиксация; невыносимые для осознания глубинные чувства одиночества, вины и стыда; инфантильное стремление к незамедлительной разрядке, потребности в удовольствии; трудность перехода личности от стадии сепарации-индивидуации к автономии; неопределенность и неадекватность Я-концепции; значительно сниженная способность устанавливать эмпатические отношения; патологические паттерны аддиктивного поведения; нарушение процессов переработки информации (в когнитивной психотерапии); непонимание связи между своими переживаниями и проявлениями зависимости, между своим поведением и поведением окружающих (в личностно-ориентированной психотерапии); для семейной психотерапии: идентифицированный пациент, созависимые отношения, семейные «защиты», стабилизирующие патологический характер отношений, нарушения коммуникации.

Некоторые  работы  пациентов:

работы  пациентовработы  пациентовРаботы  пациентовработы  пациентовРаботы  пациентов

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Кашаев Максим Владимирович

Действительный член Российской Психотерапевтической Ассоциации РПА. Благодарность главного нарколога области 2012 год Грамота Министра здравоохранения нижегородской области 2013 год
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология > Зависимости


Вопрос закрыт