Гражданская позиция

В моей жизни отношение к МВД сыграло большую роль. И к счастью не в том формате, о котором многие привыкли думать. Несмотря на то, что многие мои знакомые имели надуманные нелестные предубеждения, я имел собственную позицию.

Так получилось, что вырос я в закрытом военном городке. В таких местах не принято выносить сор из избы и многие преступления замалчивались. Некоторых людей доводили до самоубийства. А напротив моего дома была недостроенная школа, куда ходили стреляться офицеры и где местной шпаной устраивались сходки.

В детстве мне пришлось быть в двояком положении. С одной стороны воспитывать в себе терпимость к агрессивным окружающим и учиться в реальной ситуации понимать их следующие шаги. А с другой стороны уметь принимать решительные меры по предотвращению серьёзных преступлений.

Помню, была дома довольно мощная однозарядная пневматическая винтовка, из которой я в тайне от родителей с балкона и форточки из всевозможных положений учился стрелять по различным объектам. Начиная от отдельных  кирпичей на стенах стройки, заканчивая пролетающим мусором.

И вот однажды навыки пригодились мне, когда в очередной потасовке я выстрелил в ногу одному из нападавших. Я знал его, и понимал, что действовать он будет жёстоко, а его жертвам никто больше не поможет. Это позволило убежать потенциальным жертвам, а я приготовился к следующей атаке, понаблюдал за ними и сделал выстрел в землю рядом. После чего они стали поспешно уходить.

В таких условиях я уже давно не  испытывал страха и агрессии, была только хладнокровная ответственность за то, что делаю. В жизни я позволял себе быть жертвой, терпел издевательства сверстников по разным причинам. Но моя задача была в том, чтобы независимо от внешней среды управлять своим внутренним миром, понимать то, чего не понимают другие и впоследствии запускать личностные трансформации в других людях.

И действительно, такой подход позволил сделать очень большой скачок в развитии. Сейчас мне удаётся решать такие проблемы, которые с трудом решают психологи – всё потому, что сам когда-то несмотря на врождённо слабый характер опустил себя до низшего уровня и сумел восстановиться (если уж у меня получилось, то другие тем более справятся).

Но в то же время, в процессе тренировок, в том числе с холодным оружием я иногда получал глубокие порезы, другие повреждения, и привык, несмотря на собственные и чужие травмы продолжать доводить атаку до завершения. В результате на себе чувствовал, что значит быть жертвой и нападающим и как с этим справиться.

Оптимально эти два умения сошлись в одной ипостаси – решительные меры в предотвращении развития конфликтов. Некоторые меня так и называли Дядей Стёпой – как за то, что делал, так и за рост. Поэтому нельзя было не проявить интерес к МВД в целом и к его отдельным подразделениям.

Начальное знакомство произошло напрямую с войсками, когда меня пригласили играть в качестве “воспитанника” в оркестре войсковой части. В форме сотрудника внутренних войск на публичных мероприятиях я играл на саксофоне, а по утрам в строевых разводах мощными звуками большого барабана задавал ритм шага всему полку. Оркестром мы выступали на крупных городских мероприятиях.

Когда пришло время призыва, в военкомат пришёл запрос на то, чтобы меня отправили в родную часть. Но по причине неудовлетворительного здоровья, сотрудники военкомата предложили пройти восстановление в специальном санатории для допризывников.

В этом санатории мне дали группу для надзора. Там были сложные ребята, но тем не менее моя группа стала лучшей благодаря особой политике взаимоотношений внутри группы. И когда однажды всё же произошёл инцидент, то всем участникам кроме меня ограничили передвижение. Причём за были как надзорные, так и сами участники группы. В конце санаторного лечения при проверке я удостоился симпатий более высших чинов.

Но, тем не менее, в армию меня по причине здоровья не взяли. Интерес к службе не был потерян и я на уровне гражданской инициативы сам стал делать то, что было в моих силах.

Сам не конфликтовал, но по мере столкновения с какой бы то ни было проблемой, не упускал возможности решить её доступными способами. Почти все конфликты окружающих решались путём переговоров, но иногда в отсутствии возможности настроить контакт приходилось использовать более радикальные средства. Удавалось обходиться без травмирования и нанесения увечий нападавшим, но с использованием газовых баллончиков, шокирующих ударов ладонями и собственной силы противников.

Чем старше я становился, тем более старался создать условия не просто для разрешения конфликтов, а для их непоявления. По нынешнее время занимаюсь вопросами повышения благополучия людей. Для этого специально создал юридическое лицо, не как бизнес, а как инструмент по реализации социальных инициатив. В рамках международного проекта по защите прав женщин принял участие при внесении соответствующих предложений. До сих пор принимаю участие в различных конкурсах и социальных проектах на схожие темы, везде, где есть возможность, стараюсь оказать содействие.

Таким образом, не так давно наметились схожие интересы со следственным отделом и УБЭП. Обычно видимые конфликты мне удаётся решать на местах, поэтому пока что в следственных мероприятиях я участвую в качестве дружинника и понятого.

Что касается УБЭП, то совместно мы разрабатываем акции по борьбе с коррупцией. В текущий момент идёт разработка медицинских работников выписывающих за деньги больничные, в том числе призывникам. Причём работа в этом направлении идёт плотно и проработано. Это не какие-то разовые доносы и провокации, это самое настоящее внедрение в коррумпированную среду и выявление систематических нарушений.

Так же на ближайшее будущее мы намерены построить агентскую сеть на базе моей организации, которая под прикрытием исследования конъюнктуры рынка и выявления общественного мнения будет глубоко изучать существующее положение в частных и государственных структурах.

По возможности я стараюсь в досудебном порядке регулировать споры и заключать мирные соглашения предоставляя все возможности для исправления ситуации. Но если люди не хотят понимать необходимость перемен, не хотят становиться лучше, я вынужден под свою ответственность вносить поправки.

Несколько лет я действую за идею, а не за деньги. Более того, в значительной степени приходится нести собственные расходы и ограничивать возможности получения дохода вводя в недоумение моих близких, рисковать здоровьем и быть ответственным за безопасность и материальное состояние других людей при реализации поставленных задач.

Но оно того стоит. Ведь чиновники и их подведомственные не хотят выходить за рамки собственных муниципалитетов и предпринимать больше чем от них требуется. И даже в этой статье мне приходится принимать ограничения, чтобы протиснуться в существующий формат. Где гражданские инициативы тех, кто занимает посты?!

Пока не будет интеграции с альтернативными механизмами, у МВД будет появляться очень много работы, которой могло бы не быть. И уж извините, но я постараюсь, чтобы этой работы было как можно меньше.

Много проработано и сделано для того, чтобы повсеместный порядок не был утопией. Основной девиз, который я установил в назидание себе и другим гласит: “Простые люди – большие достижения”. Именно так я хочу закрепить позицию, о том, что имея минимальные возможности, можно и нужно достигать больших результатов.

15.06.11
133
0 ответов
Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Онабар

Разведайте в интернете.
Посмотреть всех экспертов из раздела Юриспруденция


Комментариев пока нет