Адская женщина к востоку от рая

Великие произведения мировой литературы могут играть в нашей жизни удивительную роль. Среди многообразия портретов мы можем встретить человеческие характеры, с какими никогда не сталкивались. В том числе такие, с которыми лучше вообще не пересекаться на жизненном пути. Ведь есть люди, встреча с которыми имеет повышенные шансы оказаться если не смертельной для нас, то очень болезненной. Именно такого человека мы встречаем в романе Джона Стейнбека «К востоку от рая». Как пишет автор, «Я верю, что у человеческих родителей порой рождаются монстры. Но если одни появляются на свет без рук, без ног, другие рождаются без зачатков доброты или совести». Однако, в последнем случае человек с виду, скорее всего, будет выглядеть совершенно нормальным. Как пишет Стейнбек о своей героине, «словно намеренно маскируя коварный подвох, природа одарила Кэти ангельской внешностью». 

 В период написания романа Стейнбека об особенностях этих людей было известно лишь сравнительно узкому кругу специалистов, таких как психиатр Х. Клекли, чья книга «Маска вменяемости» впервые увидела свет в 1941 году. С тех пор прогресс знаний в этой области значительно расширил наши сведения и сделал (по крайней мере, на Западе) их более доступными широким кругам образованной публики. В начале двухтысячных годов канадские психологи Делрой Паулхус и Кевин Уильямс стали использовать словосочетание «тёмная триада» для обозначения трёх наиболее одиозных аномалий человеческой личности: макиавеллизм, нарциссизм, психопатия (подробнее о психологии людей с такими аномалиями личности и о том, как их распознать, можно прочитать на специализированном ресурсе, посвящённом этой проблематике: «Хищники и жертвы среди нас. Психология психопатов и других представителей тёмной триады» freak.sytes.net). С тех пор термин получил широкое распространение в специализированной литературе. Для нас же здесь он будет иметь значение как собирательная характеристика черт личности одной из главных героинь рассматриваемого произведения.

Показательно также, что персонаж Стейнбека, о котором пойдёт речь в статье, узнаваем. Так,  М.Е. Томас (псевдоним) в своей книге «Откровения социопатки» неоднократно сравнивает себя с героиней Стейнбека. (Терминологическое примечание: Автор настоящей статьи использует слова «социопат» и «психопат» как синонимы, предпочитая «психопат», т.к. термин «социопат», хотя и распространён в обиходной речи, не имеет под собой признанной нозологической единицы. «Психопатия» здесь понимается диагностируемой на основании контрольного списка Р. Хэра (контрольный список с пояснением каждого из пунктов можно найти на freak.sytes.net). По отечественным меркам это примерно соответствует тому, что в своё время классик российской/советской психиатрии П.Б. Ганнушкин называл «антисоциальный психопат»).

На самом деле, вероятно, на основании материала романа мы не можем утверждать однозначно, что Кэти была психопатом. В её действиях, как их описывает Стейнбек, слишком много предусмотрительности, расчётливого планирования на будущее, приводимого затем в исполнение, которые могут быть не под силу слишком импульсивным психопатам. Тем не менее, можно сказать с уверенностью, что Кэти демонстрирует черты личности, характерные для представителей тёмной триады. Они ярко проявлялись в тех деструктивных методах, которыми она достигала своих целей.

Так, с ранних детских лет центральную роль в её взаимодействии с окружающими играла ложь. Благодаря такой лжи Кэти прекрасно удавалось формировать в сознании других людей выгодное ей представление о себе. В частности, хотя у её отца неоднократно возникали некомфортные подозрения, её родители фактически всё время жили, как говорят американцы, «в раю для дураков» относительно собственной дочери.

В период, когда происходит действие романа, женщины занимали незавидное положение в обществе. Стейнбек неоднократно подчёркивает, сколь тяжёлой была тогда женская доля. Однако перед Кэти открываются удивительные возможности именно благодаря использованию чисто «женских» механизмов влияния на мужчин.

«Почти каждый человек прячет в себе какие-нибудь неуёмные желания и влечения, страсти и чувства, готовые прорваться в любой миг; спокойная поверхность нередко скрывает под собой рифы эгоизма, алчности и похоти. Большинство из нас либо держат свою природу в узде, либо дают ей волю тайком. Кэти не только умела видеть людей насквозь, но ещё и знала, как использовать их низменные наклонности к своей выгоде.            

Кэти была еще весьма юным созданием, когда поняла, что секс, со всеми сопутствующими ему томлениями и страданиями, ревностью и запретами, волнует и бередит человека сильнее, чем все другие страсти. А в те времена секс бередил людей даже мучительнее, чем сейчас, так как сама эта тема не подлежала обсуждению, её старательно обходили молчанием. Каждый скрывал полыхавший в нем огонь и на людях делал вид, что ничего такого нет и быть не может. Однако едва пламя из твоего маленького ада вырывалось наружу, ты оказывался беспомощным перед ним. Кэти поняла, как, правильно управляя этой стороной человеческой натуры, можно надолго и прочно подчинить себе почти любого. Секс был и мощным оружием, и средством шантажа. Устоять против такой силы мало кто мог».

Когда Кэти было десять лет, мать застала её лежащей на полу сарая со связанными руками, «юбка ее была задрана. Девочка была раздета по пояс, а рядом, нагнувшись над ней, стояли на коленях два мальчика лет четырнадцати». В результате, мальчиков жестоко выпороли отцы, после чего «обоих с одобрения родителей отправили в исправительный дом». И, естественно, никто не поверил мальчикам, что Кэти всё инсценировала сама,- их попытки оправдаться в итоге лишь ужесточили наказание.

Особое презрение у представителей тёмной триады вызывают люди, воспринимаемые ими как слабые  – добрые, доверчивые, отзывчивые, не способные к насилию. Таков был учитель латыни у Кэти – бледный, чувствительный «молодой человек. Он был юноша тихий и свою судьбу неудачника принимал смиренно. В глубине души он считал, что Господь отверг его, и справедливо отверг».

Кэти захотелось поиграть с ним: сначала разжечь в нём сильное чувство, а затем растоптать его. Учитель усердно молился, тщетно пытаясь совладать с дьявольским влечением к Кэти, однако в итоге   покончил жизнь самоубийством прямо в церкви.

Представителям тёмной триады также свойственно очень практичное отношение к собственным родителям. Когда родители исчерпывают свою функцию заботы о своих чадах и становятся обузой, от них избавляются. Кэти сделала это весьма радикальным способом. На какое-то время она изобразила из себя  столь примерную помощницу, что отец доверил ей код от семейного сейфа. Тогда Кэти забрала деньги, после чего сожгла обоих родителей заживо вместе с домом, где все они жили до этого.

Угробив таким образом собственных родителей, Кэти отправляется покорять «хозяина шлюх» мистера Эдвардса. Однако у неё были более интересные планы, нежели работа проституткой. Используя то обстоятельство, что даже у весьма солидного мужчины есть свои слабые места. У мистера Эдвардса были значительные денежные средства, была семья, однако во всём этом не было огня страсти. Кэти знала, как привнести в его жизнь недостающее.  

Крайне неприятное для Кэти развитие событий в истории с мистером Эдвардсом было связано со следующим обстоятельством. Когда Херви Клекли каталогизировал характерные черты своих пациентов, он не мог не обратить внимания на «Чудное и неприглядное поведение в пьяном виде». Естественно, и многие нормальные люди могут в пьяном виде вести себя не лучшим образом, однако для людей с обсуждаемыми патологиями личности ситуация примечательна тем, что у них под влиянием алкоголя может сваливаться «маска вменяемости». Кэти знала это за собой, а потому всячески уклонялась от совместного распития с мистером Эдвардсом. До тех пор, пока однажды тот не настоял на своём. И тогда ему совершенно не понравилось слышать нечто вроде: «Ты жирный слизняк! Да что ты знаешь обо мне?! Неужели ты думаешь, я не могу читать все твои низменные мысли? Хочешь, я тебе кое-что расскажу? Тебе интересно, где такая милая девочка, как я, научилась разным штучкам? Я тебе расскажу! Я научилась им с колыбели – ты слышишь меня? – с колыбели! Я работала в местах, о которых ты никогда не слышал, четыре года!.. Я знаю каждый нерв твоего вшивого тела и знаю, как его использовать!»...

Следующей полезной находкой Кэти стал её муж Адам Траск. У Адама непросто складывалась жизнь. В детстве его жестоко избивал, а однажды лишь по счастливой случайности не убил, сводный брат Карл. Карла выводило из себя, что отец больше любит Адама. Отец же отправил Адама в армию, мотивируя своё решение тем, что «ты не умен. Ты не знаешь, чего хочешь. В тебе нет необходимой злости. Ты позволяешь помыкать собой.  Иногда мне кажется, ты просто слюнтяй и всю жизнь просидишь в дерьме». После армии Адам прошёл через бродяжничество и каторжные работы. Получив наследство отца, Адам купил ферму, и теперь пытался превратить её в райский сад. А Кэти стала его любимым цветком в этом саду. Он словно пытался обрести, наконец, смысл своей жизни в том, чтобы о чём-то и о ком-то заботиться.  

Подобрав Кэти, избитую до полусмерти мистером Эдвардсом, Адам не стал пытаться разобраться, кто она на самом деле, что очень быстро понял Карл, проникшийся к ней неприязнью. Адам верил в её ложь подобно тому, как он всю жизнь наивно доверял людям. Адам словно желал отгородиться от реальности в своей сказке. Не замечая, как его жена спала с его братом, напоив Адама своим обезболивающим наркотиком. Даже когда Кэти едва не умерла от массивного кровотечения, пытаясь прервать беременность с помощью вязальной спицы, она наврала врачу, мол, у неё плохая наследственность, и тот пообещал не сообщать мужу про её попытку избавиться от ребёнка.

В этой истории очень показательно также, что Кэти видела в агрессивно-враждебном Карле в некотором роде родственную душу, другого хищника, в противоположность вечной жертве – Адаму, которого она всячески презирала и которым брезговала как мужчиной.

Частичное отрезвление (перешедшее в затяжную депрессию) у Адама наступило лишь тогда, когда Кэти, родив близнецов (один из которых был похож на Карла, другой – на неё), ушла от него. На вопрос Адама «а как же дети?», Кэти предложила ему бросить их в один из выкопанных им колодцев. А когда он попытался воспрепятствовать ей, она выстрелила в него из пистолета, тяжело ранила и едва не убила.

Следующей жертвой Кэти стала добродушная одинокая женщина по имени Фей, содержавшая «бордель с человеческим лицом». Кэти удалось настолько втереться к ней в доверие, что та стала воспринимать её как дочь. Фей даже сделала Кэти своей главной наследницей, не желая, чтобы её новоиспечённая дочь работала шлюхой. После чего уход Фей из жизни в результате передозировки обезболивающими (у Фей к тому же ещё было слабое здоровье) стал вопросом недолгого времени.

Годы спустя Адам, выпив для храбрости, находит в себе силы навестить Кэти в притоне, который она унаследовала от Фей и превратила в логово садизма. Выпив алкоголя сама, Кэти начинает с ним откровенничать. Рассказывает ему о том, какое удовлетворение ей доставляло использовать людей. И, словно оправдывая свою жестокость, рассказывает о лицемерии окружающих. Которое она проиллюстрировала примерами из своей «работы». Так, она показала ему фотографии сенатора от штата Калифорния, который собирается баллотироваться в Конгресс. Отца четверых детей, с сиськами, как у женщины, который любит, когда его стегают плёточкой. Потом Кэти демонстрировала изображения профессора философии в университете, который специально приезжает из Беркли, чтобы ему в лицо плеснули из туалета. Затем монаха-иезуита, который также тот ещё извращенец. Рассказывала о своей власти над этими видными людьми, чьи фотографии она может, если что, придать гласности.    

Адам теперь, наконец, видит реальную Кэти, и даже отказывается с ней переспать, когда она ему предлагает сама. Она пытается его унизить, рассказывая ему о том, что его дети – на самом деле не его дети.  Ведь она Адаму позволила приблизиться к себе лишь один раз, предпочитая его брата Карла. После этого Адам снова отказывается переспать с ней. Чувствуя, как теряется власть над Адамом, Кэти уже не презирает его, но ненавидит и приходит в ярость. Она даже сигнализирует своему вышибале избить Адама.

Когда Адам рассказал о похоронах Сэма Гамильтона, принимавшего роды у Кэти, она сказала, что рада смерти Сэма. Кэти, по её словам, всегда хотелось убить Cэма. И она непременно сделала бы это, будь у неё такая возможность, настолько она ненавидела его. Кэти даже укусила Сэма, когда он принимал у неё роды. Настолько сильно, что у него рука потом долго нарывала. Раньше, по словам Сэма, так сильно его кусала только сука колли. Мол, Кэти не помешал бы намордник. Но почему же Кэти так относилась к человеку, который делал для неё только хорошее? По словам Кэти, её бесило, как Сэм заглядывал внутрь неё. Что же он видел в её глазах? Ничего! Её глаза ничего не выражали и ничего не говорили. Сэм вспоминал, как в детстве случайно видел подобные глаза у преступника, которого вешали за совершение чудовищных преступлений.     

Спустя какое-то время Адам и Кэти видятся снова, когда Карл умер и завещал часть своих средств Кэти. После долгих размышлений, под влиянием своего умного и преданного слуги – китайца Ли, Адам решает дать Кэти возможность получить эти деньги, хотя он мог бы получить их сам, если бы её не информировал. Благодаря такому решению, у Адама наступает ещё более глубокое прозрение относительно Кэти. Она оказывается не в состоянии понять, на каком основании Адам проявляет к ней такую доброту, и не хочет верить в его искренность. И тогда Адам чувствует жалость к ней. Он говорит, что Кэти видит в людях, как в тех мужчинах на компрометирующих фотографиях, лишь плохое, и уверена, что в них больше ничего нет.

Далее события развиваются трагически для главных героев. Кэти, руки которой искорёжены артритом, более не в силах выносить болевые ощущения, и заканчивает жизнь самоубийством в результате передозировки морфина. Всё своё достояние она отписывает Арону – тому из близнецов, который больше похож на неё. Однако ему не суждено воспользоваться этими деньгами. Между детьми Кэти развивается драматическая история, подобная той, что в своё время была у Карла с Адамом: Кейлеб видит, что отец больше любит брата. Отыгрываясь за это на брате – ранимом мальчике, оторванном от жизни и погружённом в свои идеализированные фантазии, Кейлеб сообщает Арону правду о том, что их мать – шлюха. Не перенеся этого известия, Арон записывается в армию, соврав на призывном пункте относительно своего возраста. Для него такое решение эквивалентно суициду. Когда Адам узнаёт о гибели сына на фронте, его поражает инсульт...

Говоря в целом о жизни Кэти, полезно обратить внимание на следующие моменты:

Возможно, у кого-то из читателей может сложиться впечатление, что до заболевания артритом жизнь Кэти была вполне благополучной, если не считать досадного и опасного инцидента с мистером Эдвардсом. На самом деле, это не так. Во-первых, драматическая ситуация с мистером Эдвардсом сложилась отнюдь не случайно, а стала вполне логичным следствием предшествующих поступков Кэти. Во-вторых, в действительности Кэти очень одинока. У неё нет настоящих друзей. Она не может довериться никому, так как знает, что ей самой нельзя доверять. К тому же, поскольку она постоянно предаёт, подставляет людей, вполне естественно ожидать, что другие будут делать нечто подобное по отношению к ней хотя бы в отместку. Одна из основных проблем людей с деструктивной патологией личности – нарастание количества использованных ими жертв. Внутри которых всё сильнее тлеют обида, гнев, ненависть, жажда мести. Рано или поздно эти эмоции выливаются наружу конкретными враждебными действиями. Чтобы избежать такого воздаяния, обидчикам нельзя сидеть на месте – приходится постоянно кочевать, часто меняя работу, а то и место жительства.

Вероятно также, Кэти – отнюдь не единственный такой персонаж в мировой литературе. К сожалению, характеры многих подобных героев недостаточно детально прорисованы авторами для того, чтобы можно было с уверенностью говорить именно о патологии личности, а не просто выборе определённой модели поведения под влиянием среды. Такова, например, Элен Курагина – первая жена Пьера Безухова в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Её «однообразно-красивая» улыбка словно скрывает внутреннюю пустоту души и безнравственность. Толстой не показывает её глаза, в которых, видимо, не отражаются чувства. Элен ничего не боится и никого не жалеет. Она любит исключительно себя, беспокоится только о своей выгоде и комфорте. Элен холодна, расчётлива, эгоистична, жестока. Она ни в чём не раскаивается, ни о чём не сожалеет. 

В заключительной части романа «К востоку от рая» есть сцена, удачно иллюстрирующая одну из центральных его идей. Когда Кейлеб приходит к Кэти в её заведение, она показывает ему свои руки, поражённые артритом, и говорит: посмотри, это было у моей двоюродной бабушки и начиналось у матери, такое будет и у тебя. Мол, если у тебя будет эпилепсия, это не от меня, а вот это – от меня. Тем самым как бы подводя его к мысли, что он может стать похожим на неё. «Послушай, мы ведь как-никак одной породы. Может, ты весь в меня. Я бы не удивилась». Но Кейлеб говорит Кэти, что он не такой, как она. Имея в виду характер человека. У него нет её бессердечности, бесчеловечности. По крайней мере, на органическом уровне. Как Кейлеб пытается объяснить матери, моё зло – это только моё зло. Мол, у меня есть выбор. Эта сцена иллюстрирует очень важный момент. Несмотря на обилие религиозных тем в романе, главная идея – вполне секулярная, пусть она и облечена в ветхозаветные одеяния. Это идея моральной свободы, выбора между добром и злом. Часть людей таковы, как Кэти. Они ничего не могут с этим поделать. И словно созданы для того, чтобы показать другим: вы можете стать такими. А можете и не стать. Вы можете посмотреть, как складывается их жизнь и решить, стоит ли вам брать с них пример. Но у вас есть выбор. 

В только что упомянутом разговоре с Кейлебом Кэти также демонстрирует очень характерную для представителей тёмной триады неблагодарность, а также её рационализацию. Чувство благодарности другому человеку она сравнивает с наручниками, как символом ограничения свободы. Более того, не веря в добрые и бескорыстные мотивы человека, который ей помогает, она сравнивает его помощь с западнёй:    

«Адам думал, что право на меня имеет. Когда меня в кровь избили, сломали руку, он меня в свой дом принес, ухаживал за мной, с ложечки кормил. Думал привязать меня к себе. И большинство, представь, поддается. Благодарные – они всегда в долгу, а это хуже наручников. Но я не такая, меня никто не удержит. Вот и решила: подожду, поправлюсь, наберусь сил, а потом поминай, как звали. Для меня западня еще не сделана. – Она помолчала. Я знала, что он замышляет, и выжидала, когда мой час пробьет».

Далее следует также очень характерный фрагмент:

– Зачем ты в него стреляла? – снова спросил Кейлеб.

– Затем, что он не хотел отпускать меня. Я ведь и убить его могла, правда? Только зачем? Мне просто надо было вырваться.

Таким образом, теперь уже не Кэти должна была испытывать благодарность Адаму за его заботу, а Адам ей за то, что она его не убила!

Другой важный урок заключается в следующем. Где бы человек ни жил, во все времена будут существовать такие люди, как Кэти. А также люди, которые не таковы по природе, но по какой-то причине решили вести себя подобным образом. И они умеют читать человека, словно книгу. Видят его психологические слабости, нереализованные желания. Выбирают наиболее уязвимых, и используют их по полной программе в своих эгоистичных, корыстных интересах. А потому стоит лучше знать себя, свои недостатки и внутренние ресурсы. Очень полезно также больше знать об упомянутых деструктивных личностях и уметь своевременно распознавать таких людей, когда они появляются в нашей жизни, прежде, чем они успеют нанести серьёзный вред. А поскольку они блестящие мастера лжи и манипуляций человеческой психикой, сделать это вовсе не так просто.  Этому следует учиться.

К сожалению, широко также распространён стереотип, в соответствии с которым женщины сами по себе лживы и склонны к манипуляциям. На самом деле, если женщина поддерживает постоянные отношения с человеком, в которых её слушают и слышат, в которых её ценят и считаются с её мнением, то такие техники влияния для неё – отнюдь не оптимальный выбор. Так как дискредитируют её позицию. Они хороши, если только человек, допустим, торгует на рынке, а завтра он уже другой павильон арендует в другом торговом центре. Или если человек живёт в условиях постоянного психологического давления, либо, не дай бог, угрозы физического насилия, тогда уже приходится выкручиваться – и неправду говорить, в ход идёт пассивная агрессия и т.д. Но в гармоничных отношениях это неуместно.

Поэтому, как уже отмечалось, разумнее во взаимодействии с окружающими руководствоваться не сомнительными универсальными принципами типа Homo homini lupus est, а учиться лучше разбираться в других людях и их мотивах, обращая больше внимания на самого человека, а не на то, что хотелось бы получить от него.

Когда роман Стейнбека вышел в свет в 1952 году, реакция критиков была неоднозначной. Особые нарекания вызывал образ Кэти. Ситуация напоминала то, что так знакомо в нашу эпоху интернет – комментаторов: «я толком не знаю, о ком идёт речь, но мнение своё выскажу, что таких людей просто не бывает!» И всё же, каждый год, многие тысячи новых читателей убеждаются: роман Джона Стейнбека, раскрывающий перед нами удивительную психологию своих героев, несомненно, застуживает прочтения. Даже несмотря на «много буков».      

Люди, подобные Кэти Эймс, есть и в нашей нынешней российской реальности. Примером тому может служить героиня историй «Красавица Леночка и другие психопаты», «Красавица Леночка: психопаты не унимаются!» и «Красавица Леночка: Обаяние зла», которые можно найти на freak.sytes.net, а также  на ряде других ресурсов в интернете. Хотя, подобно Кэти, Леночка представляет собой вымышленный персонаж, за такими героями всегда стоят реальные люди. А потому знакомство с подобными историями помогает лучше разобраться в психологии этих людей, учиться их понимать и формировать реалистичные ожидания относительно взаимодействия с ними.

01.01.14
64
0 ответов
Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Олег

Что может принести большую радость жизни, чем взаимная любовь? И что может ранить нас больнее отношений, в которых человек может сказать о себе: я – жертва? Жертва человека, которого любил (а), которому доверял (а), которого считал (а) таким близким и р Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология


Комментариев пока нет