Активное наступление Ювенальной Юстиции на наши семьи!

В Петербурге ювенальщикам предоставлено право вмешиваться в работу судов … Соглашение с горсудом наделило уполномоченную по правам ребенка Светлану Агапитову фактически такими же полномочиями, какими обладают в судебном процессе прокурор и органы опеки, пишет «Коммерсант». Зарегистрировавшая в феврале свою структуру и никак с того времени не проявившая себя в плане защиты реальных интересов семьи и ребенка, петербургский детский омбудсмен сумеласерьезно продвинутся вперед в направлении перехвата на себя полномочий судебных органов. В понедельник уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова и председатель городского суда Валентина Епифанова подписали соглашение «О порядке взаимодействия». Согласно этому документу, сотрудники аппарата детского омбудсмена смогут не только участвовать в судебных процессах, затрагивающих интересы несовершеннолетних, но и давать некие «мотивированные заключения», которые судьям в добровольно-принудительном порядке рекомендуется «учитывать при вынесении решений». По мнению независимых экспертов, документ дает Агапитовой возможность влиять на решения судов вопреки интересам родителей, отмечает издание. «Мы рассчитываем, что это будет не бесполезная декларация, а действенный инструмент в работе, — говорит сама С.Агапитова. — Естественно, участвовать мы будем в интересах ребенка, право которого, по нашему мнению, нарушено». Чиновники аппарата Агапитовой уверяют, что «на основании этого соглашения мы не станем процессуальной фигурой, такой как адвокат, но всю возможную помощь окажем». При этом текст соглашения свидетельствует об обратном. Так, соглашение предусматривает для омбудсмена и его чиновников не только право участвовать в судебных заседаниях, но «представлять в суд мотивированные заключения по делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних», при этом судьям всех уровней недвусмысленно указано, как они должны относиться к таким «заключениям», омбудсмен будет «рекомендовать мировым судьям, судьям районных судов Санкт-Петербурга и судебным составам городского суда при вынесении судебных актов учитывать представленные в дело мотивированные заключения уполномоченного по правам ребенка», а также «привлекать представителей аппарата уполномоченного по правам ребенка для участия в рассмотрении дел, затрагивающих права и законные интересы несовершеннолетних». Неудивительно, что у юристов, специализирующихся на защите прав семьи, материнства и детства, соглашение вызвало, мягко говоря, удивление. Юрист Юрий Власкин, член правления НП в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет», прокомментировал соглашение так: «Совершенно непонятно, в каком правовом статусе предполагается участие уполномоченного в судебных заседаниях. Для представления интересов родителей необходимо их желание, а не указание председателя городского суда. Представлять интересы органов опеки или прокуратуры уполномоченный не вправе даже по доверенности, так как не является сотрудником этих органов. Надо иметь в виду, что только судья с учетом действующего процессуального законодательства решает, допустить или нет то или иное лицо к участию в деле. Давать указания судьям, пускай и в качестве рекомендации о том, кого допускать к участию в деле, недопустимо, это не что иное, как посягательство на независимость суда». Известный специалист по семейным делам, адвокат Московской коллегии адвокатов Лариса Павлова высказалась еще жестче: «По нашему мнению, соглашение не только не способствует защите прав ребенка, но, наоборот, нарушает законные процессуальные права несовершеннолетних. Так, оно нарушает предусмотренное законом право несовершеннолетнего на защиту его интересов родителями — его законными представителями». По мнению Л.Павловой, соглашение являет собой образчик нормотворчества в духе ювенальной юстиции, исходящей из приоритета прав ребенка (которые чаще всего трактуются как права государства в лице его специальных органов) перед правами родителей. Права скольких несовершеннолетних успела защитить Светлана Агапитова за время своего омбудсменства, а главное, были ли такие случаи, когда вмешательство уполномоченного по детям приводило к восстановлению семьи, — пишет «Коммерсантъ», выяснить не удалось. На сайте уполномоченного в разделе «статистика» висит сообщение: «Страница готовится к публикации». В пресс-службе уполномоченного по правам ребенка сообщили, что на данный момент цифры, демонстрирующие успешную работу омбудсмена, не готовы: «Структура зарегистрирована в феврале. Статистика, конечно, ведется, но пока окончательный вариант не подготовлен. Существуют некоторые сложности с оценкой и классификатором», — уточнили в пресс-службе. В свою очередь, представитель «Родительского комитета» в Петербурге Любовь Качесова сообщила «Коммерсанту», что «в общественные организации обращаются родители, столкнувшиеся с аппаратом уполномоченного по детям». Среди них — жалоба многодетной матери Веры Камкиной, у которой органы опеки отобрали четверых детей из-за того, что мать не могла обеспечить своим детям комфортных условий жизни. После общения с Агапитовой Камкина не только не получила помощи, а, напротив, написала жалобы в городскую прокуратуру и уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину на Агапитову, которая своими высказываниями в СМИ сформировала образ Камкиной как «плохой матери» — в том числе вследствие чего Колпинский райсуд принял решение об ограничении родительских прав матери.

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Мацнев Артем Юрьевич

Специальность: Работник Социального обслуживания 4 разряд. Образование: Средне-специальное. Православный (Московская Патриархия). Я консультирую безплатно и на оплате консультаций не настаиваю . Однако, в случае оплаты кем-то из обратившихся за конс Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология > Семейные отношения


Комментариев пока нет