Подсолнухи (Чувственное…) из практики сюртерапии

“Люди забыли истину, – сказал Лис, – но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил…”

А. Экзюпери. “Маленький принц”.

Мы в ответе… Но мы боимся любой ответственности. Мы не хотим её. Хочется всегда, чтобы кто-то другой, не я… Пошёл, сделал, решил…

А я? А я полежу, подумаю о вечном. Пусть пироги печёт пирожник, сапоги -сапожник… Мне не до того, мне нужно: посмотреть фильм, дочитать книгу, доесть… допить… доиграть… доспать… до… Поэтому человек и стремится к власти, чтобы делали всё за него. А он, такой весь из себя, будет командовать, царствовать, позволять поклоняться и жить… Другим. Другим жить для того, чтобы они обслуживали его. Его, так самим собой любимого…

Мы всё делаем для себя… Всё, все. И ищем проявление себя в другом. Когда находим своё, себя в другом, – вот, тогда и любим того, другого. Но не потому что он другой, тем и интересен, что другой. А потому, что похож, на тебя.

Но похожесть надоедает. Ты и так сам с собой всегда, а тут ещё снова ты, но в другой обёртке, и каждый день туда-сюда… Перед глазами, и внутри: всё одно и то же: ты, ты, ты…

И перестают люди любить себя, и перестают любить другого. Любовь заменяется нелюбовью, а она превращается в ненависть. Воюем… А с кем? – Да с собой, в том, в другом…

Размышлялки… Постоянное занятие думающего, но не получающего желаемое. Желаемую… Она снова где-то с кем-то… Острова, море, виндсерфинг… Другие… Друзья, подруги…

Меня там нет. Снова нет. У меня – снега и тишина…

Постоянная тишина маленького городка. Тишь такая, что больно ушам. Она давит, она подавляет, она заполняет всё. Даже собаки на их, собачьих выставках, здесь – не гавкают. Стоят возле хозяев и молча виляют хвостами. А собачке хочется подойти к другой, понюхать её, обменяться последними новостями в мире запахов… Но нет, нельзя, не то воспитание, не тот генотип. Всё – в рафинированной упаковке, всё тихо, чинно и важно…

Тишина… В будние дни в школе, как будто и есть люди, разговоры, общение, уроки… Уроки мои и я на чужих уроках… Учу и учусь сам.

Я здесь… Другая страна… Мне она нравится… Нет, я люблю её! Это волшебно, мистично, необъяснимо… Здесь я всё-таки, несмотря на разное, могу быть самим собой.

Мистика преследовала меня всю жизнь. Отец рассказывал, что был случай, начисто стёртый из моей памяти, возможно намеренно и кем-то? Так вот, тогда… А тогда приходилось часто оставаться по долгу дома одному, родители трудились, зарабатывали на жизнь, на квартиру, на… всё.

Воспитание по телефону.

“Ты как, сынуля, поел, поиграй, только не лазь в розетки, пожалуйста, посмотри картинки в книгах, потом, когда научился читать: “почитай”… Позже: “мама, а как решить эту задачу, папа, а как написать это слово?..”

Вот так и воспитывали. И нет к этому претензий. Свобода самовыражения, но с направляющим ощущением правильности. И это правильно!

Самостоятельно с пяти лет добирался на транспорте по городу в музыкальную школу. Ездил, учился, теперь, благодаря этому, многое слушается не так, не так как слушает другой, который никогда не учился музыке. Это как своеобразное постижение, погружение. Азы грамоты. Вот, когда читаешь, ведь не думаешь, как зовётся буква, а думаешь о том, что прочитал. Через слова рождаются ощущения, и наоборот – ощущения рождают слова. Так и через ноты. – Вначале это просто непонятные закорючки, но потом звучит мелодия, она слышится, она рождает ощущения, чувства…

Тот случай. Позвонил отцу на работу, он говорил, что вопил я страшно, в голосе страх. “Бабайка летает по комнате, он кидает в меня полотенцем, я боооюююсь!!!, Он прячется в ванную, вот, он закрылся и стучит, включает воду… боюююююсь!!!”

Отец бросил всё, приехал. И говорит, что действительно, полотенце лежит под ёлкой, а это был канун Нового года, ванна закрыта на шпингалет, который снаружи закрыть невозможно, только изнутри… Он сломал дверь, но там никого… И всё это происшествие у меня кто-то стёр из памяти. Потом я спал долго. Я ничего этого не помню, а ведь помню другие, самые малые детали из жизни… Этого – нет.

Другое. – Уже когда я учился ездить на велосипеде, лет, наверно, 12 мне было, мы в тот день сидели с приятелями в подъезде, мимо проходил один из соседских ребят и спросил, почему я не катаюсь сегодня? А я не долго думая, говорю, да вот, ко мне под колёса заскочил мальчишка маленький и сломал руку, теперь с родителей требуют миллион в качестве компенсации за ущерб… Пошутил…

И что? – А то, что не прошло и нескольких часов, как всё, так и произошло. Бежал по дороге мальчонка пяти лет и именно ко мне под колесо… Он сломал руку, потом с родителей требовали компенсацию… Заплатили…

Может, это был “звонок”, что не надо в то время больше на велосипеде ездить. Так и не ездил больше я на нём. Закрыли его, мою “Каму” в подвале, гниёт…

И много было ещё что… Но это – другая история.

Осторожнее к словам. Они часто воплощаются в жизнь. Я ворон по одному из гороскопов. Слово – дело. Мистика… Какой там Гарри Потер? Я – давно уже в той школе. Но сам этого ещё не осознал, потому что это – другое измерение, другое понимание, другая жизнь…

 

Она.

Она случилась, нагрянула, вошла, появилась… Многое невозможное, случилось.

Вначале было предсказание глухой гадалки о предстоящей встрече на дискотеке, потом она рассказала о том, что было у нас до этого в прошлых жизнях, как это было. Почему разлука, почему века позади…

Мне так видится это…

Мы сидели у древнего костра, возле пещеры, подавали в раковинах друг другу сок из перебродившей агавы… Возле очага из грубых камней, возле камина в замке, возле русской печки, возле буржуйки… Раковины, серебряные кубки, стаканы, глиняные кружки, сиреневые хрустальные бокалы…

Агава, фрукты, виноград… Их влага на протяжении веков менялась, мы принимали разный облик. Я – это она, ты – это он… Наоборот, снова… Опять…

Года, столетия, века… Сколько? – Не ведомо.

Но снова и снова, то ты ищешь свободу, то я ухожу в неизвестность. Вопрос не решается, мы повторяемся, вопрос возникает…

Почему мы уходим от…? Когда всё зовёт к…? Никак не хотят становиться зоркими наши сердца? Мы смотрим, но не видим. Не хотим. То ты, то я…

Медленно приучаем себя друг к другу, как учил приучать Маленького принца к себе Лис? Теперь, когда “нас” – тысячи за плечами веков, тогда, наконец, можно увидеть, что ты и я – единственные на свете? Теперь?!

Было так: наконец, однажды, мы нашли друг друга, всё было, мы были. Мы жили долго и счастливо и умерли в один день. Но перед ЭТИМ, загадали, что если придётся ещё раз воплотиться на земле, может мы не всё ещё выполнили, ведь не нам судить, когда и куда – потом. Даже Христос был три дня в чистилище…

Мы можем выбрать родителей?! – Так говорят. Это дети выбирают – у кого родиться, а не родители, – кто у них будет. Я выбрал в этот раз ТЕХ родителей, я – не ошибся, спасибо ИМ за это.

Так вот, мы загадали, что если Вечность всё сотрёт из памяти, то друг для друга мы оставим “ключ”, с помощью которого и должны вспомнить, кто мы были друг для друга.

Ты сказала, что это будут подсолнухи, те, что были тогда перед нами. Огромное поле цветущих подсолнухов, огромное… Мы перед ним. Мы решаем… Это – “ключ”! – Подсолнухи! Я должен принести этот “ключ” тебе…

Новая жизнь, ты – Она.

Ты говоришь подруге, что если к тебе подойдёт человек и сделает то, что ты задумала, тогда ОН – будет твой ПРИНЦ! Он будет тот, кто ОН! Но он должен это сделать сам. Без подсказки, без намека…

Я здесь, в чужой для меня стране… Тут я встретил тебя. Ты загадала мне свою загадку… Сказала мне, что я должен сделать что-то… Что?

Ты ждала…

Шло время, мы встречались… Гадалка гадала на кофейной гуще, она говорила тебе, что я – это ОН. Ты не верила, ты искала свою свободу.

Европа – страна эмансипированных женщин. Здесь и премьеры, и президенты – женщины. Отвоёванная ими свобода напоминает войну женского пола за превращение в пол средний. Бесполие…

Но мы разные. И созданы Богом, для сопряжения нашими разностями. Потому что в единстве и сопротивлении нашим разностям и происходит возвратно-поступательное движение… Те вибрации, рождающие небывалый выброс энергии в бесконечность пространства. И мы ограниченно-конечные в своих оболочках, превращаемся в единое: ВСЁ. Мировая душа – это все мы. Разные мы…

Когда одно и тоже – это застой, вырождение, деградация… НИЧТО! А разобравшись на разности мы соединяемся для рождения нового, новой энергии, но на более высоком уровне. Чем выше умственный уровень индивидуума – его интеллект, тем более высокий, более чистый вид душевно-физической энергии рождается от их индивидуального сочленения между собой. Он и она превращаются… В мы. В настоящие: МЫ!

…Мы гуляли по лесам и красивым полям. Часто, почти всегда, когда мы были не в помещении, над нами висела радуга. Даже тройным коромыслом. Так было… Так есть. Дождик поливал наши мысли, освежая своей прохладой память подсознания… Ты не говорила, ты не напоминала про загадку… ты ждала…

Настал тот день. Я пошёл на поле, оно недалеко от моего дома, где я сейчас живу. Место – сказка! Старая, каменная церковь с древним кладбищем,

вокруг её – столетние дубы и кустарник. Река сине-серой, широкой лентой убегающая вдаль… Камыши и плеск рыбы на утренней и вечерней зорьках в чистых речных водах…

А соловей? Когда весной, ещё холодно, птицам положено молчать, ведь голос можно застудить. Я шутил, что вот, мол, он же не знает, что где-то теплее. Он здесь родился и поёт, раз весна. Поёт, заливается трелями, перекаты его голоса разбегаются по вечерней тишине городка. Все спят. Здесь рано прячутся в домах. Не потому что страшно, а просто они такие люди. Окна – без штор, и в комнате для одежды горит по ночам свет, чтобы все могли видеть: мы не прячемся, или наоборот: смотрите, как мы живём… Соловей, зная, что он один здесь в такое время солист, поёт, поёт… Здорово!

Пусть… Да, пусть. Мне бывает очень тоскливо и грустно… Пусть. – Но я здесь нашёл себя. Я здесь, кажется, нашёл тебя? Ты, ты не помнишь нас?..

Тот день. Что заставило меня нарвать цветущих подсолнухов? – Не знаю. Но я ведь ворон. А это значит – птица мудрости и связи с мирами… Разными…

— Здравствуй, я хочу подарить тебе сегодня этот букет из подсолнухов… -

Ты стояла с широко открытыми глазами, они в миг наполнились влагой, ты непроизвольно упала в свое кресло перед компьютером, лёгкий столик под ноутбуком завибрировал. Там – твоя работа, твоё дело, твои мысли, воплощённые в разнообразие фигур дизайна… Ведь ты – творец!

Там – твои друзья и коллеги по работе, с которыми ты проводишь больше времени, чем со мной. Тебе нужна свобода… Ты хочешь ходить в кафе и бары с ними. Нет, ты не можешь долго без меня, но и хочешь быть без меня, чтобы не привыкнуть… Чтобы не надоесть друг другу – так ты говоришь. А мне? А мне каково? Ты говоришь, чтобы и я ходил с другими, я свободен. А зачем мне другие? Зачем? Если мне хочется быть только с тобой!..

С другими… И сейчас ты с другими… Вы загораете и купаетесь, танцуете и… Моё воображение гонит сознание по накатанным рельсам ревности…

Я не могу спокойно отправлять тебя к другим, я не до такой степени “просветлён”. Если любимой хорошо, то тогда… Это… Нет, не могу… Прости… Не могу я так…

Маленький принц Экзюпери говорил: ” Если любишь цветок – единственный цветок, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звёзд, – этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: “Где-то там живёт мой цветок…”

Иногда слёзы забираются в мой голос, он подрагивает… Но ты не считай это проявлением слабости. Это – не так. Просто когда у человека… (У меня – так), появляется ощущение благости, умиление, настоящности… Когда чувства просятся наружу через горловую чакру… Тогда, вот тогда мой голос дрожит. Мне хочется сказать много, но не всегда получается то, что я хочу. Но я буду стараться, я буду учиться, я буду!

Я – есть!!!

Ты вспоминаешь… Ты вспоминаешь наше данное века назад обещание. Вот и “ключ” – подсолнухи. Ты вспомнишь и другое… Нет, не обязательно вспоминать. Меня хватит на нас двоих. Просто: будь.

Ты ведь не серьёзно говоришь, чтобы я любил других -???

Попытка снова отвоевать свой кусочек свободы, тебе – для себя? Отправляя меня “на волю”… Но самые крепкие заборы – это мы. Это ты сам! А самый крепкий забор – это открытая дверь. Иди… Куда и к кому хочешь… Двери открыты… Но нет желания ломиться в открытые двери. Поэтому самая крепкая, сильная несвобода – это свобода! Делай что хочешь… Но тогда… Не хочется!

Мне не потому не хочется, что двери открыты. Ещё другое. Мне не хочется никуда… Потому что есть ТЫ! “Вот в чём причина – если надо причину…”

Чувствуешь разницу?

Ты хочешь, чтобы и я открыл двери? Я знаю, что не должен тебя ограничивать, не могу… Но не могу открыть. Мне не всё равно с кем ты. Нести любовь и свет миру, другим людям я смогу только с тобой, через тебя, с тобой во всех местах… И через это ощущение тебя, другие смогут почувствовать своё, себя…

Через меня и ТЕБЯ! А не благодаря другим и разным…

Всё может быть. Всё – бывает… Но многое в наших руках. В твоих. Поэтому – вот он “ключ”, вот он “ядерный чемоданчик” нашего. И в нашей власти превратить эту энергию атома в силу созидания…

Или…

???

А наши подсолнухи? Они будут всегда. Ведь подсолнухи – это маленькие солнца, образы далёких звёзд, что мы держим в руках. И мы, мы когда-то были теми звёздами и снова будем… Звёздами… Из точки родясь, обратно вернёмся…

С тобой.

Ты и я, я и ты!

 

 

 

“Маленький принц сел на камень и поднял глаза к небу.

— Хотел бы я знать, зачем звёзды светятся, – задумчиво сказал он. – Наверно, затем, чтобы рано или поздно каждый мог вновь отыскать свою. Смотри, вон моя планета – как раз над нами… Но как до НЕЁ ДАЛЕКО!..”

26.11.2001 г.

© Валерий Егоров.

Из художественного приложения к Курсу отношений «Мужчина& Женщина… в поисках созвучия»

постоянная ссылка на текст+аудивизуал

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Валерий Егоров

Помощь фактическая. Простые ответы на сложные вопросы. Рекомендации по существу проблемы. Большой профессиональный и жизненный опыт. Нестандартный подход, авторские, древние и классические, проверенные временем методики возвращения Смысла и Цели.
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология > Любовные отношения


Комментариев пока нет