Разыскать Бога (записки литературного персонажа)

Фантастическая притча


 Я – обыкновенный персонаж Романа, созданного Писателем. Лично я верю в НЕГО – в Писателя. Другие – в Создателя, Автора, Творца, Литератора. Я считаю, что все веры хороши по-своему, и веру каждого персонажа надо уважать. Главное, чтобы она была – Вера. Без веры многие персонажи скучны и вызывают сочувствие. Например, они думают, что после окончания Романа ничего уже не будет. Они так думают, но доказать ничего не могут. Собственно, считается, что доказательств существования Писателя тоже нет. А я считаю, что всему можно найти доказательства. 

Откуда взялось утверждение, что в мире существует не один Роман, а несколько, а может, и бесконечное множество? Что персонажи – это не только бумага, краска и клей? Что в нас живёт Писатель, а мы существуем в Читателях? 

Я твёрдо убеждён, что во сне мы пребываем в мыслях наших Ангелов – Читателей и Поклонников. И именно в их мир мы все переносимся после окончания Романа, то есть после смерти. А раз так, то во сне можно увидеть Писателя и даже связаться с Ним. И неправда, что Писатель нас не слышит в наших молитвах. Слышит! Я берусь не только проверить это, но и доказать. 

Один чудаковатый, но очень мудрый персонаж однажды заявил, что Писателей много, как и Читателей, и Поклонников. И как бы мы их не называли, все они – большая каста Людей. А мы созданы по образу и подобию Людей. Якобы до нас ничего не было, а Люди были всегда. И Писатель создал наш Роман из ничего за несколько дней. Сначала была Идея. Потом она воплотилась в Книгу, состоящую из обложки и пачки бумажных листов внутри. На листах с помощью краски проявлены мысли Писателя в виде очень сложного сочетания так называемых графических символов – букв, слов и строчек. Из энергий, рождаемых при взаимодействии символов, сотканы персонажи и весь наш мир, имя которому – Роман. 

Я разделяю такую гипотезу. 

 

* * * 

 

Самая моя большая мечта – увидеть Писателя. Мысли о Нём не дают мне покоя. Где Он? Какой Он? Если мы созданы по образу и подобию Его, значит, Он похож на нас? 

У меня была Подруга. Я любил её, и люблю поныне. Она жила рядом со мной со 131 по 170 страницу Романа, потом внезапно пропала. Что с ней случилось? Ушла в другие миры? Я верю в их существование. Эту веру подкрепляют мои сны, в которых иногда свершаются самые чудесные мечты: Подруга приходит ко мне, и мы общаемся. Но на вопрос: «Где ты сейчас, любимая?» я всякий раз ответа не получаю. Странно. Однако я убежден, что однажды мы встретимся наяву. Эту уверенность придаёт мне моя Любовь. 

Вчера была перевёрнута 209 страница. Сколько мне ещё осталось? На всё воля Писателя. А есть в мире место для моей собственной воли? Если есть, то в чём она состоит? Думаю, в том, чтобы суметь найти Писателя и получить от Него ответы на все мучающие меня вопросы. 

 

* * * 

 

Как-то раз я вдруг подумал, что наш мир очень примитивен. Всё предопределено Писателем, и свободы выбора практически нет. Некоторые иллюзии относительно свобод дают нам эманации Читателей, фантазирующих по ходу повествования.

Мне грезились куда более сложные миры. Однажды привиделось во сне, что я не персонаж, а участник какого-то грандиозного соревнования. Это был удивительный мир. Кажется, он именовался «Компьютерной Игрой». И там, конечно, был свой Писатель. Участники Игры называли его Программистом. Он проявлял себя ежесекундно и активно участвовал во всех делах игроков – так назывались жители того мира. Игроки распоряжались своей Судьбой по собственному усмотрению. Им была предоставлена полная свобода выбора. 

 

* * * 

 

Ангелы-Читатели. Они одухотворяют наше бытие своим участием и вниманием. Они касаются наших тел, ходят по нашей земле мягкими пальцами, окропляют нас слезами грусти, радости и смеха. Когда мы бодрствуем, то часто слышим их дыхание и биение сердец, тогда наша жизнь наполняется особым светом и смыслом. 

Мы проживаем много жизней и всякий раз проживаем их по-разному. Как именно? Это зависит от Ангела, который сопровождает нас в очередном воплощении. 

А ещё, говорят, череда жизней может не единожды повториться в совершенно новой плоти. Это когда Писатель переиздаёт Книгу. Зачем Он так делает, мы не знаем, лишь можем догадываться: наверное, это задумано для того, чтобы мы лучше познали окружающий нас мир и совершенствовались в своём развитии. В любом случае это делается ради нас, Его детей. И если однажды мы достигнем абсолютного совершенства, то попадём в Рай. Процесс перехода в Рай учёные называют разными мудрёными словами. Лично я слышал загадочное слово «Экранизация». Считается, что в Раю мы обретаем новую и более сложную оболочку, благодаря которой становимся полулюдьми и можем напрямую контактировать со своим Писателем. Эх, как это, наверное, здорово – общаться почти на равных со своим Писателем! 

 

* * * 

 

Но если есть Рай, где-то существует и Ад? Кое-кто из персонажей поговаривает о том, что если мы не оправдаем надежд Писателя, Он сожжёт наш мир, предаст его жителей забвению, и наступит Ад. Я старался не думать о таких грустных вещах и пребывал в твёрдой уверенности, что оправдаю надежды нашего Писателя. Одновременно я понимал, что один в поле не воин, мне нужны единомышленники, чтобы преобразовать Роман, сделать его наполненным Любовью Ангелов-Читателей. 

Рай и Ад. Вообще, мне думается, это очень упрощённая модель нашего мироздания. В моих фантазиях я видел Рай как очень многомерное пространство, где Писатели, Читатели и персонажи предстают в совершенно немыслимых формах и телах, содержащих не только бумагу, краски, клей и мысли, но и сложную саморазвивающуюся ткань. Эта совершенно живая ткань пронизывает своими тончайшими волокнами и узелками весь Райский Мир, абсолютно всё, что есть в нём сущего. И конца этому Миру нет. Как нет и начала. Это трудно представить, но можно поверить. Не берусь судить других, лично я – верю. 

 

* * * 

 

Один знакомый прорицатель – не знаю, как относится к его словам – утверждает, что видит всю Книгу от начала до конца. Так вот, самое таинственное, он говорит, находится на её последней странице. Там много непонятных символов, цифр и сокращённых слов, и в их числе есть строчка, которая буквально гласит: «Тираж – 15000 экземпляров». Прорицатель утверждает, что это число двойников каждого персонажа. Если у меня столько двойников, значит должна быть связь между ними, ведь мы объединены одним Писателем. 

 

* * * 

 

В своих снах я часто слышу мысли Читателей, летаю в их удивительном и волшебном мире, я даже ощущаю, как Читатели обсуждают меня. 

И вот однажды я узнал, что мой Ангел разговаривал по какой-то волшебной связи с другим Ангелом-Читателем, находящимся от него на расстоянии, превышающем ширину самой длинной строчки моей Книги в миллионы раз. Мой Ангел в том разговоре восторженно объявил, что узнал в одном из персонажей Романа, а именно во мне, своего собеседника. Его он назвал моим Прототипом и настоял, чтобы тот обязательно погрузился в мир нашей Книги. Он сказал: «Купи эту Книгу обязательно». 

Пообщавшись со знатоками и прорицателями, я понял, что Прототип – это Человек, конкретный Ангел, по образу и подобию которого Писатель создал меня. Странно только, что Ангел-Прототип раньше не знал обо мне. И пришла мысль, как озарение. О, если бы мне удалось проникнуть в сон моего Ангела-Прототипа, то я бы приблизился к заветной мечте – встрече с Писателем! 

И я приступил к реализации своего плана. А он был таков: найти сначала способ связи со своим двойником, живущим в другой Книге, именно в той, которую купит мой Прототип. Выйти на контакт с Прототипом. И уже затем просить его о встрече с Писателем. 

 

* * * 

 

Это была нелепая идея. Бывает, загоришься чем-то, кажется – всё по плечу, а проходит время и остается горькое разочарование. Я бессильно пытался представить своего двойника и всех двойников сразу, я пытался перенестись из одной Книги в другую в пределах Великого Тиража, но задача казалась невыполнимой. Прорицатели и мудрецы считали меня сумасшедшим. Неужели никому из них не приходила в голову мысль покинуть наш мир, заглянуть в другой, подобный, попробовать перемещаться по Тиражу?! Конечно, я и сам понимал, что если такое и возможно, то как отыскать среди 15000 миров тот единственный, который обласкан присутствием моего уникального Ангела-Прототипа? 

Хорошо, размышлял я, предположим, нашёлся способ перемещения по мирам-Книгам, удалось найти Книгу, которую держит в своих руках мой Прототип, но как будет выглядеть наличие в одном Романе двух двойников? Не нарушит ли это основополагающих законов нашего мира? Не приведет ли к нарушению причинно-следственных связей и к глобальной катастрофе? К тому же получается, что из своей родной Книги я должен буду исчезнуть? Опасная и непредсказуемая затея. 

А если сделать по-другому? Войти в контакт с моим теперешним Ангелом и попросить его, чтобы мой мир посетил Ангел-Прототип. И не надо ему будет покупать другую Книгу! Как это может произойти? Наверное, как-то может. Ладно, им, Ангелам, виднее. Они сами решат. Мне же оставалось сосредоточиться на поиске связи с Ангелом нашего мира. Вот бы получилось! А там посмотрим. 

 

* * * 

 

Каждый раз, когда очередную страницу трогали пальцы нашего Ангела-Читателя, я изо всех сил напрягался, чтобы он меня услышал. Я взывал к нему, умолял обратить на меня особое внимание, задержаться в раздумьях обо мне и не торопиться переворачивать лист. Ночью я, не боясь оказаться чересчур назойливым, давал себе установку именно на такие сны, чтобы они совпадали с мыслями Читателя. Я старался, как мог, опасаясь лишь одного: не успеть. А вдруг моя история кончится раньше срока? Я не мог знать, сколько мне осталось, а спрашивать об этом прорицателя страшился. Только бы прожить подольше и успеть добраться до Писателя ещё при жизни. 

 

* * * 

 

И вот однажды мои молитвы и терпение дали плоды. 

Мой Читатель вновь связался со своим другом Ангелом-Прототипом и сказал, что в истории персонажа есть серьёзное упущение, в то время как в жизни Прототипа всё выглядело несколько иначе, лучше, чем в Романе, отчего проигрывала вся Книга. Да, так он и сказал: «Книга сильно проигрывает». Это пугало. Что сие могло означать? Конец мира? А самое главное было дальше. Я уже с трудом удерживался в мыслях Ангела, но прежде, чем выйти из них, успел услышать заветную фразу: «Надо связаться с Автором и предложить поправку...» 

Трудно описать моё состояние. За мой мир, за меня хлопотал Ангел перед Самим Писателем! Значит, в мою Судьбу может вмешаться ОН! Честно признаюсь, я и сам не был доволен своей Судьбой. Я даже догадывался, что в ней можно изменить, чтобы я был по-настоящему счастлив. Мне нужно было вернуть Подругу. Я страдал без неё. Мне не хотелось жить в этом мире, который она покинула. В Романе мне не было места без Любви. 

 

* * * 

 

Мысленно я поблагодарил Ангела и принялся ждать. И однажды понял, что нет ничего более тягостного, чем ожидание. Вновь появились страхи – а вдруг не успею? А вдруг не доживу, и последняя страница с моим участием однажды окажется перевёрнутой? Книга по-прежнему останется существовать, все её персонажи радоваться жизни. Возможно, появится и Подруга. Но всё это будет уже без меня... 

Я испугался. В мучительном отчаянии я опять пытался проникнуть в мысли и сны своего Ангела и молил его поторопить Писателя. 

Мне удалось это намного легче, чем в первый раз. И Ангел заговорил со мной! Наш разговор выглядел так: 

– Прототип общался с Автором твоей Книги. Он рассказал Ему свою историю. Автор очень заинтересовался ею и признал, что целиком выдумал своего Персонажа, даже не догадываясь о существовании Прототипа с его удивительной историей. Он согласился, что Книгу надо переписать. Но это получится уже другая Книга. И называться она будет по-другому. Но главное, что в ней будет один из персонажей, полностью соответствующий своему Прототипу. 

– А как же я? Как же моя Книга? Как же моя Любовь? – спрашивал я. 

– А тебе придётся прожить свою жизнь до конца, смирившись с Судьбой. В следующей своей жизни ты встретишься со своей любимой Подругой и будешь счастлив. В следующей, но не в этой. Тем не менее печалиться не стоит, ты прожил свою жизнь не зря. Ты смог осознать своё несовершенство и был достаточно настойчив в своём стремлении встретиться с Писателем. Считай, что эта встреча состоялась. Он услышал твои молитвы, проявил истинную Писательскую Любовь и теперь примет тебя в Свое новое царство. 

 

* * * 

 

С этой поры мне хоть и было немного грустно, но жизнь приобрела иные краски и высший смысл: я знал, что Писатель со мной, что Он думает и заботится обо мне. Это было настоящим счастьем! 

Теперь я по-другому смотрел на мир и на персонажей нашего Романа. Пришло понимание, что каждый может изменить свою Судьбу к лучшему, если будет целеустремлён. Что на Книге жизнь не прекращается. Что своими стараниями каждый персонаж может помочь Писателю усовершенствовать Книгу. Оказывается, не только Писатель влияет на нас, но и мы на Писателя. Наверное, в этом смысл нашего существования. 

Я стал проповедовать эту мысль другим, поскольку видел выход в сплочении и объединении вокруг веры в Писателя. Кто-то не понимал меня, считал сумасбродом, другие прислушивались к моим словам и уверяли, что иногда тоже думали об этом, но боялись признаться вслух. Постепенно молва обо мне и моих единомышленниках, кто верил в Писателя, облетела всю Книгу. Авторитет наш быстро рос и многие стали замечать, что мир меняется. Книгу стали посещать другие Ангелы. Всё чаще страниц Книги касались пальцы новых и новых Читателей. А вихри благодатных ангельских мыслей стали настолько очевидными, что их присутствие в нашем мире уже не оставалось незамеченным кем-либо из персонажей. Я всё чаще слышал во снах восторженные возгласы Ангелов в адрес нашего мира, некоторые слова оставались непонятыми, но несли в себе какой-то положительный заряд. Бестселлер, Популярный Роман, Дополнительные Тиражи, Рост Продаж, Литературная Премия и много-много других слов ласкали слух и вызывали гордость за наш мир и каждого персонажа, чтившего своего Писателя. 

 

* * * 

 

А потом я умер. Но вот что удивительно! Несмотря на то, что я отчётливо видел свою последнюю страницу – 318-ю, видел, как она была однажды перевёрнута, я продолжал слышать голоса Ангелов, которые обсуждали меня. Моей историей продолжали живо интересоваться и возвращались к началу Книги вновь и вновь. Я всякий раз возрождался, умирал и снова возрождался. Меня уже не пугала смерть, она перестала быть каким-то фатальным концом, теперь она лишь приятно волновала меня, поскольку очередное рождение вызывало трепетное предвосхищение чего-то нового: новых обсуждений и фантазий Ангелов, я слышал, как они активно общались с Писателем, я научился видеть новые миры, которые назывались Форумами. Там я проживал отдельные фрагменты своей жизни бесконечное число раз, с разными вариациями Судьбы, и понял однажды, что жизнь не только бесконечна, а смерти вообще нет, но и бесконечно число проявлений отдельной жизни персонажа. Уникальные версии порождались Ангелами-Читателями, Ангелами-Поклонниками, Ангелами-Критиками и Ангелами-Рецензентами. А были ведь еще и Комментаторы, Фанаты и даже Ангелы, создающие целые миры, куда расселялись все персонажи нашей Книги, но уже в других оболочках – цифровых книгах, рисованных, фотографических и анимированных иллюстрациях. Каких только новых слов мне не пришлось услышать! Постепенно я постигал их смысл, поскольку внимательно следил за общением Ангелов самых разных иерархий и групп. 

 

* * * 

 

Я не могу припомнить точно, когда ко мне пришло осознание, что существует глобальный фантастический мир под названием Интернет. Произошло это не сразу, а растянулось во времени на довольно продолжительный срок. И Слава Писателю! Если бы я узнал об Интернете сразу, то наверное, сошёл бы с ума. Что Писатель ни делает, всё к лучшему. Я чувствую на себе Его Защиту, Заботу и Любовь. Так вот этот самый Интернет есть некое безграничное пространство, в котором размещается разум всех Ангелов и Писателей. Так я думал до недавнего времени. Пока не узнал, что мой мир, мою Книгу Ангелы решили Экранизировать. 

 

* * * 

 

Я смеялся и плакал, я сходил с ума от счастья, я днём и ночью благодарил Писателя и всех Ангелов. Встречаясь в самых разных мирах со своими персонажами, ставшими роднее, чем были когда-то в Книге, я видел ликование и радость на их лицах. Мы чувствовали себя избранными. Избранными Писателем для великого перехода в Рай. И этим переходом была Экранизация. 

 

* * * 

 

… Когда ЭТО началось, мне стало трудно воспринимать мир прежними способами. Иногда становилось страшно вплоть до панического ужаса. Я боялся, что не смогу принять новую действительность. 

 

* * * 

 

Но мудрый Писатель дал нам всем время привыкнуть. Однажды жителей Романа поселили в новом мире, который теперь назывался Сценарий. Это был хоть и переходный, но привычный мир, знакомый по Книге. Похожие краски, бумага и клей. Тем не менее многое выглядело иначе. Отдельные персонажи были сильно изменены, кого-то мы не досчитались, но вместо выбывших появились новые, ранее незнакомые нам. Мы рождались и проживали отчасти прежнюю, отчасти совершенно новую жизнь. И, о счастье! – со мной была моя Подруга, еще более красивая и любимая! 

 

* * * 

 

Ангел, посещавший Сценарий, оказывается, являлся Актёром, в кого мне предстояло воплотиться. Когда я это понял, сердце моё затрепетало. Теперь я точно знал, что окажусь в настоящем Раю в новом теле – теле Актёра. Рай. Каков он будет? Какие новые возможности подарит он мне?

Как я встречусь с Писателем? Именно этот вопрос больше других будоражил моё существо. 

 

* * * 

 

… Моя новая жизнь в Сценарии была недолгой, не такой долгой, как в Книге. А затем на мою долю выпали столь жуткие испытания, что в определённый момент я начал бояться и Экранизации, и Рая, и воплощения в Актёре. Как в кошмарном сне, когда ты не в силах управлять своим телом, Судьбой, когда ты лишаешься права выбора и попадаешь во власть злого Рока, какие-то непреодолимые силы вырывали меня из привычного мира, меняли мою внешность, тело, возвращали обратно и тут же подвергали новым пыткам. Тогда я вспомнил про Ад и решил, что оказался в нём. Мой разум не мог так быстро осмысливать свалившиеся на меня незнакомые реальности. Я ничего не понимал, а только страдал и молил Писателя, чтобы всё как можно скорее прекратилось. Мне хотелось впасть в небытие навсегда... 

Только потом я узнал, что тому было страшное название – репетиционный период. Я и не думал, что Люди (а я всё чаще использовал именно это слово для обозначения Ангелов) могут быть злыми, нетерпимыми, плаксивыми, слабыми, завистливыми, алчными, жестокими и трусливыми. Если Люди населяют Рай – я не хотел бы там жить. 

 

* * * 

 

Но персонаж привыкает ко всему. Наверное, Писатель специально создал его таким. Человек терпел и нам велел. Привык терпеть и я. А со временем я включился в этот безобразный репетиционный процесс, научился легко проникать в мысли разных людей – участников процесса, и уже с интересом обнаруживал, что они делятся на разные категории – продюсеров, режиссёров, консультантов, художников, аниматоров, операторов, актёров, каскадёров и так далее. Я нашёл забавным наблюдать за их поведением и мыслями. Кто-то мне нравился, кто-то нет. Конечно же, больше всего мне полюбился мой Актёр. Не знаю почему. Возможно, потому, что мне несравненно чаще приходилось слышать его мысли. А через них я знакомился с его жизнью в Раю. Актёр разговаривал со мной, как с равным. От Главного Режиссёра и других Людей я часто слышал, что мой Актёр один из самых талантливых и популярных. И ещё я знал, что его выбирал Сам Писатель. 

Вот только Писателя среди Людей я до сих пор не видел. Хотя о Нём с благоговением говорили многие. Многие, но не все. И это меня пугало. Как можно плохо говорить о Писателе! Это же кощунство! 

 

* * * 

 

Как бы трудно мне ни было, Экранизация состоялась. В результате появился новый мир, который я даже в самых бурных своих фантазиях не мог представить – это был Фильм. Он носил такое же название, как и моя Книга – Роман. И нам всем – персонажам – довелось прожить новую жизнь, именуемую Кино. 

Я уже говорил, что перестал бояться смерти. В Кино я не стал её бояться вновь. Нет. Я стал видеть её иначе. Теперь жизнь называлась «демонстрацией фильма», а нескончаемая череда жизней – «прокатом фильма». Каких только впечатлений мне не пришлось испытать. Кадры на плёнке, оцифрованные пространства в разных упаковках и на разных носителях, большие и маленькие экраны, миллионы зрителей, говорящих на разных языках, как и мы – персонажи. Презентации, обсуждения, критика, награды, пиратские копирования… Мир таинственных и светлых Ангелов теперь превратился в многоликий и уродливый в своей массе мир Людей. Неужели это и был Рай?.. 

Я пребывал в каком-то сюрреалистическом бреду – не утрачивая связи с родной Книгой, я одновременно жил в таком количестве миров, что достоверно определить, какой из них наиболее реальный, не представлялось возможным. Да и был ли по-настоящему реальным хоть один из них? Я по-прежнему находился в прочном союзе со своим Актёром, который, как оказалось, умудрялся поддерживать контакты с другими персонажами из разных Книг и Сценариев. Сначала я сильно ревновал, потом привык и понял, что это плохое чувство недостойно меня. 

 

* * * 

 

Моя мечта встретиться с Писателем постепенно утрачивала былое значение. Я понял, что Писатель такой же Человек, как и другие. А я Человеком так и не стал. Может, оно и к лучшему. Вместо этого я превратился в бессмертного персонажа с множеством оболочек-тел. Со мной была Подруга и наша вечная Любовь. Я мог бы считать себя счастливым… Мог бы. Даже полностью утратив мечту о встрече с Писателем. 

 

* * * 

 

Но поиски свои я упрямо продолжал и Мечте был верен. 

Позади осталось много жизней и перевёрнутых страниц, когда мне удалось подслушать мысли одного Человека, разговаривающего с Актёром. 

Первым потрясением стало известие, что, оказывается, Автором Сценария был вовсе не мой Писатель, а какие-то другие Люди. Как они посмели завладеть Его могущественными секретами? Имели ли на то право? Увы, я не знал ответов. 

Но другая новость, страшная, затмила собой первую, а вместе с ней и все миры, в которых я успел побывать.  Можно ли осознать нечто, во что разум отказывался верить? Мне хотелось умереть от того, что я услышал.

Мой Писатель, Всемогущий Автор, Великий Литератор, Создатель всего сущего – «скоропостижно скончался». Это случилось во время очередного проката нашего фильма. Не выдержало сердце... 

У Писателя тоже было сердце. Большое, доброе, любящее, но… смертное. Горе, какое горе! Теперь я знал, что все Люди, оказывается, смертны. 

Я буду всегда помнить Тебя и останусь верен Тебе, мой Писатель... 

 

* * * 

 

Поддержка всех персонажей нашей Книги, вера их в то, что я сделал невозможное, сплотив жителей Книги вокруг своей веры в Писателя и тем самым изменив Роман, укрепляла меня. Да, по Великому Замыслу Писателя случилось так, что именно я помог своим собратьям стать бессмертными и приблизиться к Людям на расстояние вытянутой руки. Это придавало мне сил, хоть я и не был подвержен гордыне. Все считали меня любимцем Писателя, а некоторые – даже Его Сыном. Мне было неловко от этого и… грустно. Ведь я никому не говорил о страшном событии. А если бы и сказал, никто не поверил. Ведь присутствие Писателя по-прежнему чувствовали все. Я тоже чувствовал и не мог смириться с Его смертью. 

Во имя Писателя, во имя всех Людей, во имя Книги и её персонажей я сделаю невозможное. Я верну Тебя к Жизни, мой Писатель! Клянусь! 

 

* * * 

 

…Уже не одна захлопнулась Книга, и не один Тираж успел истлеть от времени. Я познал много миров. Я научился перемещаться по Великим Тиражам не только нашей родной Книги, но и других Творений Человеческих. Я научился мыслить, как Человек, хотя так и не стал им. Но я и не стремился к этому. Моя признательность Писателю за то, что Он создал нас такими, как есть, безмерная Любовь к Нему – освобождали меня от гордыни, тщеславия и зависти. 

С некоторых пор я нахожусь во власти Новой и Великой Мечты. 

Мне удалось узнать величайшую Тайну. Эта Тайна заключается в том, что над Людьми существует свой Автор, которого они называют Богом. И Он является воистину Бессмертным и Вездесущим. Люди верят в Него, молятся Ему, но не всегда понимают, насколько Он Доступен, Всемогущ и Милосерден. Он создал все существующие миры, Он всегда где-то совсем рядом и Ему подвластно абсолютно всё. 

А раз так, значит, Он сможет воскресить Писателя, как воскресил когда-то Своего Сына, посланного Людям, чтобы спасти их от духовной слепоты. 

И я решил разыскать БОГА... 

 

© Copyright 2010 Алекс Грок

 

06.04.11
15
2 ответа
Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Алекс Грок

Проскопия, мантика, целительство. Анализ возможных вариантов развития будущего. Коррекция межличностных отношений. Снятие негативных программ (порча, сглаз, проклятья, фобии). Привлечение благоприятных событий. Индивидуальное обучение приемам биоэне Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Эзотерика


Комментарии

Алекс, браво! Очень оригинально передана суть ваших мыслей… Перенесемся в реальный мир. У нас принято, что достучаться до Бога можно «прописанными правилами». Если человек будет ходить в церковь, ставить свечи, читать молитвы, но если все это делать машинально, неосознанно, только потому что так положено, то он не достучиться до Бога… Все это атрибуты… Вера, любовь должна жить в душе, ну а ключик к доступу каждый использует свой. И у любого человека, конечно же есть Ангел-Хранитель, здорово его чувствовать… А вообще, очень сложная тема… Поэтому, Алекс, я Вас и попросила затронуть эту тему. У меня нет четкой, устоявшейся позиции. Спасибо, мне было очень интересно Ваше мнение.

06.04.11

Прочла с глубоким интересом, спасибо, Алекс

09.05.11