Москва

Что мне делать?

Я (Василий 27 лет), в декабре 2012 года, находясь в активном поиске работы, с помощью интернет-ресурса нашел вакансию одной компании занимающейся системами видеонаблюдения и в ходе собеседования с Финансовым директором этой компании, а позднее и с Руководителем этой организации я был принят на работу по трудовому договору (который так и не был подписан директором и остался валяться в его документах, а пенсионные накопления не производились) в качестве монтажника систем безопасности. В ходе этого собеседования выяснилось, что с Финансовым директором, мы практически одногодки и коренные жители этого района, а Руководитель организации живет в соседнем районе, что расположило меня к этим людям. Также в ходе беседы я рассказал, что до них я около года занимался воплощением своего хобби — изготовлением мозаичной продукции на профессиональной основе, что сначало это вызвало бурный всплеск позитивных эмоций, а постепенно и интерес со стороны этих работодателей. Проработав в этой организации месяц, Финансовый директор периодически стал мне намекать на то: что не хотел бы я возглавить свою мозаичную студию, на что я в мечтах отвечал: возможно в будущем. Поняв что это направление бизнеса может принести хорошую прибыль, и видя во мне ответственного но скромного сотрудника, который выполняет любую работу с любовью и ответственностью, они уговорили меня заняться мозаикой, сказав что специально откроют для этого фирму, не понимая всей сложности данной специализации и специфичности мозаичных изделий. Я не однократно говорил и беспокоился за то, где мы будем искать заказы? Однако Финансовый директор успокаивал и эмоционально высказывал, что будет сайт и пойдут заказы, не волнуйся, мы тебя научим как надо делать бизнес и во всем поможем, ты только делай как мы говорим. Изначально я также предложил изготовить несколько мозаичных изделий, и в итоге изготовил мозаичное яйцо с логотипом этой фирмы, которое им не очень понравилось, но не смотря на это они на свой страх и риск решили продолжить начатое и в феврале месяце 2013 года ребята сказали, что они запускают этот проект и я прекращаю заниматься монтажем по их профилю. Никаких документов подтверждающих составление начатого проекта, а также документов за несение ответственности в случае неудачного исхода проекта, составлено не было, а была простая словестная договоренность, что вся прибыль будет делиться на троих: меня, Финансового директора и Руководителя этой компании по видеонаблюдению, но работать буду я. Поверив в уверенность этих ребят и в их эмоциональный настрой я стал заниматься мозаикой думая о самореализации своего творческого потенциала. Даже помог подобрать им вместо себя нового сотрудника в качестве своего друга детства, т. к. он тоже находился в этот момент без работы. В итоге ребята купили ноутбук и мобильный телефон, сделали сайт, наполнением и модернизацией которого я занимался под их руководством, размещая на нем различные картинки мозаичных изделий как моих, так и скачаных с совершенно чужих интернет-ресурсов в качестве рекламы, т. к. моё портфолио мозаичных работ было довольно скудным. На протяжении 2-3 месяцев я занимался поиском различных поставщиков мозаики, в результате чего в их офисе скопилось небольшое количество образцов мозаичного материала и каталогов фирм производителей. Помог решить вопрос с мозаичным материалом для декоративного покрытия кольца дачного колодца Руководителю, достав ему через знакомых мозаичный материал совершенно бесплатно. Одновременно выполнял просьбы ребят по курьерским вопросам связанных с документацией. Также я разрабатывал по наставлению этих людей, различные планы действий, занимался обзвоном различных компаний занимающихся дизайном в плане взаимного сотрудничества. В это время ребята несколько раз клали деньги на сайт, чтобы он был на первой строчке в поисковике «google» и наблюдали за присходящим занимаясь своими повседневными делами. Однако фактически никаких звонков по заказам не поступало. В апреле месяце этого же года ребята поняли, что проект не надежный, а вся мозаика практически покупается уже в готовом виде в Китае, и потихоньку интерес к моей персоне стал пропадать. В поведении этих людей стало появлятся безразличае, а со стороны Финансового директора даже некоторая агрессивность. Меня постоянно стали проверять куда и кому я звоню с их мобильного телефона. Помимо ведения этого проекта я постепенно стал исполнять их просьбы по основному виду деятельности компании: ездить помогать ребятам монтажникам в виду возникающих у них вопросов, курьерская работа, поездки на склад за оборудованием, и в один из апрельских дней ребята забрали у меня ноутбук, и сказали мне, что проект пускай остается как есть, а тебе мы даем последнюю возможность исправиться (хотя я тогда так и не понимал в чем я виноват работая усердно и целенаправленно), сказав что теперь я буду вести склад с оборудованием компании, исполнять закупки для нужд компании, выполнять курьерску работу, пообещав за это плать мне 25000 рублей. Проработав таким образом месяц, я понял что физически не справляюсь с такой работой, что стало проявляться на моем здоровье (постоянные головные боли, тяжесть в боках — последствие послеапперационного вмешательства), нагружая меня аккумуляторными батареями и различным оборудованием я мотался по всему городу Москве, пытаясь успеть в назначенное время попасть на указанный объект. В один из дней, после майских праздников я подошел к ребятам, отдал им их телефон, и сказал что не могу так больше работать и то что я нашел себе другую работу. Услышав это, они сказали, что я должен им денег за проект. На что я был сильно удивлен, но как порядочный человек, я выслушал их мнение по этому поводу. Финансовый директор, взяв калькулятор, быстро суммировал непонятно откуда взятые цифры и насчитал порядка 170 тысяч рублей. Разделив эту сумму на три части и приписав мне одну часть, ребята посчитали что это мой долг. Не смотря на это, я сказал что я не понимаю откуда взялись эти цифры. Финансовый директор тут же сказал что он знает как решить эту проблему, и распечатав бланк долговой расписки дал мне её для заполнения, взглянув на меня суровыми взглядом и говоря при этом что я непорядочный человек, оскарбляя этими словами. Таким образом, воздействуя на мои психофизические комплексы и оказав этим на меня психологическое давление, они фактически заставили меня заполнить эту долговую расписку (нотариально не заверенную, в качестве свидетеля фин. директор — зять руководителя), о чем также свидетельствует мой подчерк написанный взволнованной рукой. Забрав один экземпляр расписки, и не получив при этом не копейки денег за отработанный месяц (якобы эту сумму составляющую почему-то вместо обещанных 25 тысяч рублей, всего лишь 7 тысяч рублей, они включили в сумму моего долга, тем самым уменьшив его) я быстро ушел от этих разгневанных людей. По прошествии нескольких дней, я сначало посчитал, что ребята просто решили меня разыграть, запугав таким образом, однако через несколько месяцев я осознал что это вовсе не шутка, а какой-то злой умысел. Посоветовавшись со своими более менее юридически образованными знакомыми: кто-то говорил что этот документ не действительный, кто-то сказал что он играет важную роль, я побоялся принимать каких-то конкретных действий, одновременно находясь в страхе и пожалев этих людей в том, что может они одумаются, поймут что я не виноват, тем более со слов Финансового директора, которые он как-то озвучил не взначай, что у его папы имеются хорошие знакомые и чуть ли не родственники в местном отделении ОВД. В этом страхе и недоумении что делать, я прожил до февраля 2014 года. В феврале 2014 года мне позвонил Финансовый директор и поинтересовался моей трудовой деятельностью, на что я с удивлением ответил что в настоящее время занимаюсь написанием различных проектов и пытаюсь их реализовать. Он предложил мне встретиться у них в офисе. Я пришел к ним в новый офис, уже расположенный по другому фактическому адресу: г. Москва, ул. Оренбургская, д. 15, этаж 6, комната справа. Ребята начали диалог со слов что мы тогда погорячились, что всё нормально будет, типо не думай о том что было, и предложили мне подработку у них в офисе по ведению склада. На что я с радостью согласился и подумал что я не ошибся и ребята действительно порядочные. Однако проработав неделю я понял что ребята не соблюдают изначальных договоренностей, относительно того что я буду приходить каждое утро и находиться всего лишь час в офисе, занимаясь раздачей заявок для рабочих сотрудников (которые кстати как оказалось, тоже как и я работали без трудового договора и пенсионных отчислений). Вместо этого я приходил каждое утро и находился в офисе практически целый день, таким образом я привел их склад в порядок с нуля, а на понедельник следущей недели на меня опять хотели нагрузить аккумуляторы и отправить на какой-то объект. В конце отработанной недели я подошел к ребятам и сказал что не могу так работать и что похоже у меня в ближайшее время утвердится проект, поэтому с понедельника я не буду выходить на работу, вежливо отказав им в дальнейшем сотрудничестве. Спросив по поводу денег за отработанную неделю, ребята сказали что у нас сейчас нету денег и что Финансовый директор сообщит мне когда будут деньги. Однако денег я так и не увидел. Ближе истечения срока расписки, я все же решил наведаться в эту организацию и предварительно позвонив я снова пришел в офис. Меня всё-таки беспокоил тот факт, что ребята так и не отдали мне мою расписку, кода я приходил к ним уже во второй раз на подработку. Я понимал также что Руководитель винит себя в том, что он финансировал тогда проект который просто не реализовался из-за не востребованности на рынке и был убыточным, о чем как раз я говорил им в самом начале и переживал за это, и что-бы как-то утешить ребят, я совершенно от чистого сердца пришел к ним и предложил подарить им одного мозаичного оленя сделанного к новому году, но которого не успел реализовать, стоимость которого я оцениваю в 80 тысяч рублей, тем более я приходя к ним на подработку в феврале показывал фотографию этого оленя Руководителю, и он обранился фразой, что с удовольствием поставил бы его у себя на даче. Однако мое предложение со стороны Руководителя было проигнорировано, а в мой адрес было высказано несколько не лицеприятных вещей. Во-первых ребята сказали что мой олень им вообще не нужен, во-вторых что они обратятся в суд в случае если я не отдам им деньги по расписке, и в-третьих что они меня приглашали второй раз, что-бы я отработал им их деньги. На это я был просто шокирован и сказав что у меня нет таких денег и вообще практически никакого имущества, кроме старенькой машины, которая находится не на ходу, на что Финансовый директор стал мне угрожать тем, что я прописан по своему адресу и по закону они отсудят у меня часть моего долевого участия в квартире. Руководитель сказал что мне необходимо взять кредит на эту сумму, на что я им ответил что мне его никто не даст, т. к. я безработный довольно продолжительное время. Тогда Руководитель сказал что он поможет в банке подтвердить что я у них работаю и лично при мне позвонил в несколько банков найденных в интернете и от моего имени хотел оформить на меня кредит. Я ушел от них в совершенном недоумении и страхе уже за свою личную жизнь, т. к. осознал что от этих людей неизвестно чего можно теперь ожидать, тем более если в этой организации ведется непонятная деятельность, сотрудники не оформляются официально и могут также как и я попасть в аналогичные ситуации, тем более люди отправляюстся на монтаж объектов порой просто без должного на то образования, и лично при мне был случай когда человек бурил стену и попал в провод с электричеством 380 вольт, вырубив свет во всем здании и по случайности остался жив (По адресу................, директор компании ….......). В офисе фирмы по видеонаблюдению находятся посторонние документы непонятной мне фирмы ООО«.......................» вместе с печатью этой организации, генеральным директором которой является какой-то гражданин …… (к сожалению инициалы не помню), которого я вообще никогда не видел, но мне приходилось по ходу работы представляться на различных объектах то от организации …............, то от этой в которой работал. Соответственно подходит к концу срок расписки и на меня начинается активное психологическое давление, которое проявляется в угрозах. Я теперь боюсь спокойно выходить на улицу, постоянно всматриваюсь в лица прохожих, думая что вот сейчас на меня нападут и зарежут, пребывая в предсамоубийственном состоянии. Я больше не могу терпеть издевательства над моей личностью. Я устал находиться в постоянном страхе от этих людей.Что мне делать?

Ответов пока нет

Buh

от 300 p.
Сейчас на сайте
Buh
Buh
Эксперт месяца
Читать ответы

Наталья

от 100 p.
Сейчас на сайте
Читать ответы

Адвокат Асанова Анна

от 0 p.
Читать ответы
Посмотреть всех экспертов из раздела Юриспруденция > Уголовное право