Добрый день! Мы с мужем живём в разных странах, официального развода до сих пор нет, но мы никогда толком не жили вместе. Только урывками. Разногласия начались сразу после свадьбы. Усилились после

новости о том что я беременна. Он не был к этому готов, хотя ему на тот момент уже было 35 лет. Он считал, что сначала я должна переехать к нему (он итальянец, но живет в Лондоне. Своей квартиры нет, снимает комнату, работает), найти работу, а потом уже думать о детях. Но случилось как случилось. Я была рада новости о ребёнке, но меня пугала его реакция и неготовность. Очень обидели слова, когда он сказал, что раз я его не понимаю, то тогда он не хочет быть вместе со мной, а просто будет присылать деньги на ре.енка. это случилось, когда я была на первом месяце беременности и готовила документы для выезда в Англию. Я надеялась, что когда я приеду к нему он успокоится и будет меня поддерживать в новой для меня стране и все встанет на свои места. В итоге я простила его слова и прилетела к нему. Но там, в Англии, также не получила поддержки, которой хотеоа.Я все время чувствовала там себя одна. Он на работе, а ч одна. Приходил он поздно вечером. И еще мне становилось страшно, как я там буду рожать. Начались проблемы со здоровьем мне бвло больно ходить но местные врачи не придавали значения. Я часто плакала. Заикнулась в себе. А он постоянно жаловался своей маме по скайпу как ему со мной тяжело. В итоге я начала с ним издалека разговор о том, что мне бы очень хотелось родить ребенка в Москве, а затем вернуться к нему обратно Но тут случилась вторая истерика. Он требовал оставить ему живот, так как там и его ребенок, а сама я мол могла ехать куда хочу. Он настаивал на том что мы должны жить только вместе, иначе я ему не нужна. Я жутко переживала эту ситуацию. Я не хотела терять мужа но и моё физическое и моральное состояние становилось хуже и в итоге я приняла решение улететь в Москву хотя бы ненадолго и подумать. Шёл 7 месяц беременности. Сходи в в Москве к самым лучшим врачам, мне стало спокойнее. Но мне сказали что по состоянию здоровья мне необходимо делать кесарево. Я вечером же сообщила об этом мужу. И опять сказала, что очень прошу его дать мне возможность родить Москве. Что готова даже сейчас вернуться к нему еще на месяц, а потом уде есть на роды и потом, месяца через три, снова вернуться к нему. На что с ним случилась новая истерика, он оскорблял меня и говорил, что я лгунья и что он больше ничего не хочет знать обо мне. Мне было горько и больно. Но я осталась в Москве. Спасибо маме и друзьям, которые поддерживали меня. В итоге на роды он прилетел, но сразу, с первого дня, пока я еще находилась в роддоме, начал вести разговоры о том что я должна немедленно возвращаться к нему с ребенком, и что если в течение двух месяцев я это не сделаю, он больше видеть меня не хочет. В итоге у меня не получилось вернуться за это время и вновь была истерика с угрозами с его стороны. Я прилетела, когда ребенку было 5 месяцев, одна к нему на несколько дней, чтобыпрсмотреть квартиру, которую он снял и поговорить и обсудить все спокойно. Но диалога не получилось. Обоюдное обиды привели к новому скандалу, в итоге он заявил, что готов даже написать отказную на ребенка, если мы не прилетим немедленно вместе с ребенком к нему. А мне хотелось лететь и в то же время бвло страшно. Потому как эти постоянные качели: то вроде я чувствую опору в нем, а то он меня пугает своими всплески, мне просто было страшно, мне нужна была поддержка в новой для меня стране, где у меня нет никого, ни друзей, ни родных, а еще и маленький ребенок на руках. Но в итоге я снова подумала, что я, наверное, не права, и прилетела с 7 месячным ребенком в Лондон. И снова получилось так, что из-за разницы во времени в 4 часа на тот момент и из-за режима ребенка мы практически не виделись с мужем. Первую неделю я похудела сразу на 6 кг. Так как ребенок не вылезал с моих рук в новой обстановке, я успевала только покормить дочку каждые три -три с половиной часа, бегать в магазин, таскать коляска по ступеням, а муж задев лечение дня смс не присылал с вопросом, как мы там. Я уставала страшно и мне бвло обидел, больно и одиноко, а в выходной, когда мне хотелось, наконец, побыть только с ним и ребенком, и я ему об этом говорила, он устраивал скандалы, что так ему скучно и он хочет проводить время с друзьями. Что мы можем присоединиться к нему. В итоге моя обида росла и к ней прибавояоась злость. От усталости я часто начинала придираться к нему злилась что он не помогает с ребенком. Потом и вовсе случился очередной неприятный инцидент, после которого я улетела с ребенком в Москву. Мне было страшно возвращаться. И опять эти смешанные чувства. Когда он успокаивается и на расстоянии мне вспомнилось лишь хорошее, как он мне ЦВЕТЫ дарил как мы иногда куда,-то вместе ходили, как он мне беременной ботинки надевал (и забылось как он мне же беременной говорил, когда я встать с дивана не могла от перепадов давления, что я похожа на наркомана, или когда самоудовлетворял себя лёжа сл мной в одной кровати и срюмотря порно и говоря, что это нормально и что если мне неприятно это моя проблема, я должна его удовлетворять, а я не могла из за сильных болей в спине, когда уходил к друзьям и рсиввоял меня одну или не оставлял со словами (что тогда обл мне подумают друзья), но всячески показывал свое недоврльство) и пр и пр. Мне хотелось в моменты спокойствия обратно вернуться, я думала, что наверное, это я была не права, и что можно все начать сначала. Но потом снова что-то случалось, меня одолевали сомнения, я вспоминала, как мне было больно, а он вновь начинал кричать на меня, и я снова уходила в сомнения. В итоге в таких сомнениях я прожила практически три года. Он требовал, чтобы я привезла ребенка в Италию к его родителям, которые ее ни разу не видели за 3 года по его словам из-за моей же вины, что я увезла ребенка от него из Лондона. А я просто боялась туда ехать с ребенком. Особенно после его слов несколько раз до, что он просто заберёт у меня ребенка так как он имеет на нее такие же права как и я и тогда я пойму, мол, как ему плохо и одиноко и отчего он срывается. Хотя я всегда приглашала его родителей в Москву, предлагала общаться онлайн, но они ни разу на это не согласились. Муж прилетал на дни рождения дочери. Но каждый раз снова случались скандалы, после которых я плакала, а он говорил, что все это я заслужила. В итоге год назад он вроде успокоился и мы стали переписываться в спокойном тоне. Но мои обиды никуда не ушли. И в то же время внутри я стала надеяться, что может, у нас что-то сможет получиться. Я решилась и год назад мы с дочкой впервые пролетели в Италию. И это был самый первфйраз за все годы когда он проводил время с нами в не с друзьями и когда я почувствовала что мы семья. И даже он сказал, что ему тоже было хорошо и он по мне скучал. Потом мы встретились на Рождество снова в Италии. Но тут снова начались разногласия. (К слову, все это время в Италии мы жили в разных комнатах (его желание), интимных отношений у нас не было уже три года). Он хотел встретить Новый год со своими друзьями в Тоскане, в доме его друзей, чтоб показать им Данаю, но когда я узнала, что в этом случае мне с ребенком придётся спать на кроватке еще с какой-то женщиной, а он будет спать где-то в другом месте), я отказалась. С учётом того что после небольшой ссоры накануне он мне заявил, что хоть он и скучает по мне но он решил для себя что ему нужна другая жена на, более спокойная, чем я, без претензий, в общем, он просто понял что ошибся во мне. Это было больно слышать. А прсле моего отказа ехать к его друзьям и спать непонятно с кем и где, я услышала еще больше приятных слов. Плюс, мне снова заявили о том что я не считаясь с его интересами и интересами ребенка. Я прилетела в Москву и после всех стрессов сильно заболела. Но в итоге этим летом снова прлетела с ребенком в Италию, из-за чувства вины перед ней, что она должна видеть своих итальянских бабушку и дедушку и папу. Но в итоге отдых превратился в ад. Итальянские дедушки и бабушки постоянно предъявляли мне претензии, что ребёнку не говорит на итальянском из-за того что я увезла ее от отца и им сложной общаться с внучкой, моя дочка (4 года), почему-то постоянно их кусала и шипела. Я нервничала, пыталась с ней поговорить, с ними поговорить. В итоге мне заявили что все это оттого что я плохая мать и жена. А они хорошие. Так и сказали. В итоге я чувствовала сеья удасно, мне было плохо физически и морально. Прилетел отец ребенка и стало еще хуже в этот раз. В итоге я сняла нам с дочкой апартаменты и на оставшиеся дни мы переехали из их дома в Рим в апартаменты. После этого прошло 1.5 месяца. Отец ребенка в очередной раз не общается с дочкой *как я понимаю, снова из-за того что не хочет обшаться со мной, или как он заявил в последний раз, потому что он ненавидит меня и не хочет никогда больше видеть), это не в первый раз, когда он не общался с ней по 2 месяца, а потом я была инициатором вновь, писать ему начинала, звонить, говорила ему, что это очень важно и для нее и для него. Но сейчас я этого делать не хочу. Как и не хочу больше ехать туда, где мне плохо, где я чувствую, как будто об меня вытирают ноги, где я не желанный гость. И хоть я м считаю, что дочка должна общаться со всеми родственниками и с папой, но я не знаю как это сделать. Ей 4 года. Она сама полететь к ним пока не может. А ее папа и дедушка с бабушкой не хотят прилетать в Москву (или, как два года назад заявил ее папа, если он прилетит, то тогда за этот месяц не даст денег на ребенка, так как приезд его стоит дорого). Как правильнее будет поступить в интересах ребенка? Свои обиды я стараюсь прорабатывать, но это не быстрый процесс. И мне даде сейчас лучше это удаётся, когда я не получаю ежедневных смс от отца ребенка и, наконец, могу немного сосредоточиться на себе. Как следствие, ребенок тоже стал спокойнее намного. Но главное, как лучше поступить, следует ли мне все таки забывать о себе и лететь несмотря ни на что к ним ради ребенка и молча сносить все что мне неприятно? Или нет? Как будет правильнее для ребенка? Как наладить ее контакт с отцом? И нужно ли это делать прямо сейчас? (К слову, дочка уже привыкла, что временами он пропадает и не просит звонить ему, хотя всегда была рада, когда звонил он, я в последние два года вообще старалась быть тенью, сразу давала телефон ей, ее папа немного говорит по-русски, так как даде когда мы втроём были на связи ро телефону, для меня это тяжело эмоционально, мне сразу так грустно становится от того что это снимок ощущение семьи, которой мне бы хотелось и чтоб она была у ребенка тоже но ее нет).
27.08.19
2 ответа

Лучший ответ по мнению автора

Здравствуйте, спасибо за подробный рассказ! Ребенок стал спокойнее, когда вы начали сосредотачиваться на себе, а это уже результат. Нужно ли налаживать контакт с отцом прямо сейчас? Нет, ну нужно. Объясню почему. В самолете при аварийной ситуации кто первым должен надеть кислородную маску, родитель или ребенок? Правильный вариант родитель, как бы это эгоистично не звучало, поскольку он лицо принимающее решение в том числе и за ребенка. Кислородная маска в вашем случае это уравновешенность и стабильный эмоциональный фон. Как только вы успокоитесь и невроз отступит на второй план, вы можете думать о перспективах общения ребенка с родителем. Проработайте проблемы и обиды, страхи и вам будет проще контактировать с психологически не комфортной итальянской стороной. Уверен, что вы справитесь! Спасибо!
27.08.19
Лучший ответ по мнению автора

Другие ответы

Здравствуйте, Галина!
«Как будет правильнее для ребенка?» — Как будет правильно для вас лично? Такие решения можете принимать только вы лично, исходя из своих чувств, желаний и переживаний. Можно найти  разные  варианты  развития ситуации, но только вы знаете, что из всех возможных вариантов для вас правильнее. На консультациях с психологом вы можете разобраться со своими чувствами, в результате чего вам будет легче находить решения и ответы на свои вопросы.
27.08.19

Леушин Андрей

Сейчас на сайте
Читать ответы

Svetlana Vit

Сейчас на сайте
Читать ответы

Борис Пустинский

Сейчас на сайте
Читать ответы
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология
Пользуйтесь нашим приложением Доступно на Google Play Загрузите в App Store