Checkpoints, или личность незалежности.

Есть такие критические отметки, чекпоинты, границы, которые вызывают страх. Зачастую, они взяты не изнутри, а извне, социально. Их проповедовали родители, семья, школа, коллектив на работе, компания знакомых, очередь в магазине, выступающие ораторы в СМИ. В прошлый раз я писал про «любовь-приключение» и «чашку с любовью» и уже там косвенно обозначал, что есть определённые этапы любви, которые выведены научной психологией, путём различных исследований, на основании определённых выборок, и если на этих этапах слишком заострять внимание, повинуясь голове, интеллектуализациям, то любовь, которая могла бы быть приключением, может превратиться в неживую «чашку с любовью».

Любовь – это то, что проповедуют все религии, на чём строится изначально семейная жизнь. Если ребёнка не любят, то он обречён быть психологически, либо психически нездоровым.

Жизнь непосредственно связана с любовью – это её энергия. Фрейд называл её либидо, кто-то называет это энергией. Если я живу с любовью, то жизнь приносит мне радость, интерес, а если живу без любви, то одиночество, тоску, печаль, разочарование. Как есть «любовь-приключение», так есть и «жизнь-приключение», которая, правда, может превратиться в нечто фарфоровое, стеклянное, металлическое – в чашку, куда налили жизнь, и искусственно отделили. Если жизнь находится в чашке, то это проявляется жёсткими границами между мной и другим, жёсткими социальными установками, малым количеством степеней свободы прежде всего внутренней, малой гибкостью в адаптации к окружающей среде, слабым творческим приспособлением. Всё это останавливает потенциал роста личности, блокирует интерес к ней. Потухшие глаза продавщицы, «выгоревший» медицинский сотрудник в поликлинике – это та самая нереализованная «жизнь-приключение».

Эти фарфоровые границы, которые в гештальт-терапии называются интроектами, могут называться по-разному – «мне 30 и…», «мне 40 и…», «нет детей и…», «я беременна и…». Если после «и» идёт фраза, блокирующая себя в потоке любви, интереса к жизни, значит пора что-то менять в своих установках, иначе данный чекпоинт будет восприниматься, на самом деле, как финиш. Как будто уже больше не может быть чего-то, как будто, вот именно сейчас вот в этот день, когда куранты пробили полночь, календарь перевернулся, и всё, игра закончена. Хотя, на самом деле, она всё-равно продолжается до физической смерти, только меняется название и степень её интереса.

Любые границы условны – это предмет договора либо с кем-то, если речь идёт о двух людях, двух странах, либо с собой – если речь идёт про ограничения себя с наступлением определённого возраста, статуса, положения. Желание расширить границы, либо сузить их – это основное, от чего они зависят по-настоящему, хотя, конечно, можно уповать и на то, что так устроено кем-то, чем-то высшим, и, собственно, является неоспоримой действительностью, как на уроках географии. Но границы двигаются, причём и государств, и психологические: что разрешено, что запрещено, где себя отпустить, а где себя ограничить, стать частью кого-то другого, либо остаться собой.

Как выгода от государственных границ, от перенаправления, распределения различных товарно-денежных потоков регулируется властителями конкретных государств, которые и устанавливают эти ограничения в виде законов, так и выгода от моих внутренних границ достаётся мне, как и ответственность за установление этих границ.

Что такое личность, переполненная интроектами, установками, ограничениями, живущая не по принципу «жизнь-приключение», а как «чашка с жизнью»? Это человек, зависящий от внешних законов, установленных кем-то в большей степени, чем от своих. Это человек-государство (см. мою статью «Государство по имени Я»), который отдался, открыл границы, не захотел быть суверенным, независимым, либо, если говорить в терминах гештальт-терапии, этот человек не конгруэнтен, не аутентичен.

Как и в случае с великими державами, которые имели множество колоний, так и в случае с интроектами — выгода уходит к тому, чьи законы я принимаю для своей жизни. Хозяин своей жизни, властитель своего независимого государствам по имени «Я» со своими личными, осознанными границами, ориентирующийся не только на общественные нормы, но по большей части на личную энергию, личные желания получает намного больше интереса, выгоды, радости, счастья, чем ориентируясь на некие правила.

Правила возраста, статуса, положения, и рамок поведения, установленных в обществе для них. Живя слепо, интроективно, по правилам кого-то, принимая их за свои, не осознавая, что они приносят и забирают, я становлюсь подконтрольным кому-то, кто и живёт за счёт того, что ограничивает других.


Борис Никифоров, клинический психолог, гештальт-терапевт.
Индивидуальные консультации он-лайн!
www.liveexpert.ru/e/boris28?src=inv_ebtn_418537


Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Борис Никифоров

Мои ориентиры - честность, открытость и профессионализм. Мои темы - деньги и чувства.
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология > Life-Коучинг


Комментарии

И без границ — сложно, и с жесткими границами — как в заточении.  Опять ключевое слово — мера! 
Кто владеет искусством применять точную меру, тот…
А что тот? А как же «с этой безмерностью в мире мер»?
Спасибо, Борис, за мысли....+1

18.05.14