Альфа – самцы

«Взбираясь на велосипеде по одному из немногих холмов моей родной Голландии, я морально готовился к трагическому зрелищу, ожидавшему меня в зоопарке Арнема. Рано утром мне позвонили и сообщили, что мой любимый самец шимпанзе, Лайт, был изувечен своими сородичами. Человекообразные обезьяны могут наносить ужасные раны своими сильными клыками. Большую часть времени они просто пытаются напугать друг друга посредством того, что мы называем блефом, однако время от времени блеф подкрепляется действием. В предыдущий день я покинул зоопарк, беспокоясь о Лайте, но был совершенно не готов к тому, что обнаружил.

Обычно гордый и не особо сентиментальный с людьми, Лайт теперь хотел, чтобы к нему прикасались. Он сидел в луже крови, наклонив голову к решётке ночной клетки. Когда я ласково погладил его, он издал тяжёлый вздох. Он привязался ко мне, наконец, в этот самый печальный в моей карьере приматолога момент. Стало сразу же очевидно, что состояние Лайта было угрожающим жизни. Он по-прежнему передвигался с места на место, но потерял огромное количество крови. У него по всему телу были глубокие проникающие ранения, и он потерял пальцы передних и задних конечностей. Вскоре мы обнаружили, что у него отсутствовали ещё более важные части тела.

Впоследствии я стал думать о моменте, когда Лайт обратился ко мне за утешением, как аллегории человеческого общества: подобно агрессивным обезьянам, истекая кровью, мы жаждем ободрения. Несмотря на нашу тенденцию увечить и убивать, мы хотим слышать, что всё будет хорошо. В то время, однако, я был сосредоточен исключительно на спасении жизни Лайта. Как только прибыл ветеринар, мы транквилизировали Лайта и забрали его на операцию, где буквально наложили сотни швов. В процессе этой отчаянной операции мы обнаружили, что у Лайта отсутствовали яички. Они исчезли из мошонки, несмотря на то, что отверстия в коже казались меньше, чем сами яички, которые работники зоопарка нашли лежащими в соломе на полу клетки. Их выдавили,- заключил бесстрастно ветеринар.

Лайт не вышел из наркоза. Он дорого заплатил за противостояние двум другим самцам, разрушив их планы своим быстрым возвышением. Те двое замышляли против него, чтобы вернуть себе утраченную власть»… (из книги Ф. де Вааля «Обезьяна внутри нас»).

«Наполеон Шаньон приводит пример взаимодействия между двумя братьями из группы племён Яномамо. Брат с более высоким статусом по имени Реребава имел связь с женой своего брата, имеющего более низкий статус. Когда брат – рогоносец узнал об этом, он атаковал Реребаву, однако был жестоко бит обухом топора. Когда Реребава водил Шаньона на экскурсию по деревне, он специально представил ему своего брата с низким статусом, хватая того за запястье и заставляя опуститься на землю, после чего объявил: «Это мой брат, чью жену я трахал, когда он отсутствовал». Это было ужасным оскорблением, которое при других обстоятельствах могло повлечь за собой кровопролитную битву дубинами, если бы братья имели одинаковый статус. Тем не менее, подчинённый брат просто незаметно скрылся из вида, пристыжённый, чувствуя облегчение от того, что ему не придётся вступать в поединок с братом» (цит. по кн. Д. Басса «Эволюционная психология», 3-е изд., 2007).

В последние годы появляется всё больше изданий, адресованных широкому кругу читателей, а также статей в интернете, рассказывающих о «животных» корнях человеческого поведения. Казалось бы, в наше время, когда заметно снизился уровень базового образования, и в первую очередь у молодёжи, можно только приветствовать такие публикации. Однако, к сожалению, даже при беглом знакомстве с некоторыми подобными материалами нашему взору открывается мрачная картина. «Просветительские» усилия ряда видных фигур фактически сводятся к насаждению в сознании обывателя вредных и даже опасных мифов в угоду собственным утилитарным, в первую очередь меркантильным, интересам. Чему же пытаются научить нас гуру «звериного» направления?

Оказывается, каждый мужчина – в первую очередь самец, естественное предназначение которого заключается в том, чтобы оплодотворить как можно большее число особей женского пола. Таким образом, он живёт фактически в соответствии со своего рода законом Кулиджа. Феномен получил своё название в честь тридцатого президента США Калвина Кулиджа, о котором рассказывают следующую байку:

«В ходе визита на большую куриную ферму, президент несколько отстал от своей жены. Миссис Кулидж, наблюдая, с каким рвением один особо примечательный петух покрывал кур, попросила сопровождающего обратить внимание президента на поведение петуха. Когда президент Кулидж добрался до курятника, сопровождающий указал ему на петуха, перечислил «подвиги» последнего и добавил, что миссис Кулидж попросила проинформировать о способностях петуха. Тогда президент задумался на минуту и ответил: «передайте миссис Кулидж, что там не одна курица»» (история воспроизводится по книге Элейн Хэтфилд и Уильяма Уолстера «Новый взгляд на любовь»).

Автору не известно, как складывалась личная жизнь президента Кулиджа после этого эпизода. Только то, что потом в США наступила Великая депрессия. Здесь же речь пойдёт о том, как некритическое восприятие чужих измышлений о животном начале в нашей природе может стать важным фактором, доводящим человека до депрессии или ещё хуже.

Активная популяризация идеи о натуральности мужской полигамии ведётся не просто так – на самом деле она кому – то очень выгодна. Безусловно, она удобна тем, кто, добившись за последние годы высокого материального положения и социального статуса, желает также стать выше общечеловеческой морали. Речь здесь, однако, пойдёт не о них, а о тех, кто жаждет сколотить своё состояние на самой этой идее. Последние прекрасно понимают, где в этой ситуации самое «интересное». Какой бы сильной ни была у каждого мужчины склонность к полигамии, как общая численность самок в популяции, так и репродуктивный потенциал каждой из них, очевидно, сильно ограничены. Женщины имеют возможность выбирать, и, с точки зрения рассматриваемого подхода, предпочитают самых достойных, высокоранговых, альфа – самцов. В терминах человеческого общества это подразумевает обладание значительными материальными ресурсами и власть над другими особями. Если же у тебя этого нет, то у кого-то гарем, а у тебя… сам понимаешь!

И вот тут–то как раз на сцене появляются профессиональные «полоскатели мозгов». Нет, не женщинам, а мужчинам о том, как надо окучивать представительниц противоположного пола. Они вкрадчиво так говорят своим потенциальным адептам: «Конечно же, в попытке повысить свой ранг ты можешь самостоятельно пробовать лезть вверх по служебной лестнице, делать бизнес… Но, скорее всего, у тебя ничего не выйдет, и ты в итоге пополнишь армию пьяненьких неудачников. Или к тому времени, когда добьёшься какой-нибудь мелочи, будешь уже «не производитель», так что тебе будет в любом случае не актуально. А я могу показать тебе королевскую дорогу в волшебный мир, где самые шикарные женщины будут расстилаться перед тобой. Ты научишься одним своим присутствием в её поле зрения подавать человеческой самке сигнал о том, что ты – доминантный самец. Такой знаковый стимул/релизер будет фактически автоматически активировать рецептивное поведение с её стороны (т.е., попросту говоря, она будет демонстрировать готовность к акту спаривания)».

Подобные схемы лежат в основе «науки и искусства» «этологического» направления «пикапа». Безусловно, с содержательной точки зрения это учение представляет собой по большей части обман (как и другие ветви, основанные на НЛП и прочих сомнительных теориях), так как в действительности репродуктивное поведение двуногих слишком сложно, чтобы налаживание контакта с человеком противоположного пола можно было полностью вписать в примитивную животную схему. Тем не менее, для предлагающих «образовательные» услуги в соответствующей сфере это оказалось потрясающей находкой. Ведь, с одной стороны, молодые люди – потенциальные адепты учения не располагают ни фактическими знаниями, ни достаточной культурой критического мышления, чтобы реалистично его оценить, не говоря уже о способности предвидеть возможность серьёзных негативных последствий не только для партнёров, становящихся фактически жертвами, но для себя. С другой стороны – слишком сильно искушение оказаться среди избранных, тех, кому легко «дают».

Кроме того, несмотря на долгосрочную бесперспективность/вредность такого подхода, имеющего массу побочных эффектов даже в случае достижения желаемого, это «работает» в некотором ограниченном смысле в плане повышения шансов достижения непосредственной цели, хотя и не по причине справедливости теории, а в силу довольно банальных факторов. В самом деле, пока более скромные молодые люди навязчиво прокручивают в своих головах, как их «посылали» и, печально почёсывая немытую голову, мечтают о тех девушках, которые оценят их такими, какие они есть, с их богатым внутренним миром, «соблазнители» выходят на охоту и действуют. Они не заморачиваются над каждой неудачей, а просто переходят к следующей кандидатуре, попутно корректируя тактику. А когда человек много практикует что-либо, он совершенствуется в этом. Растут коммуникативные навыки, умение строить разговор. Кроме того, даже при низкой вероятности, но большом числе попыток, вероятность успеха становится вполне ощутимой. Наконец, есть женщины, которые в силу их психологических особенностей оказываются особенно уязвимыми. Как описано автором в статье «Пни меня! Я жертва по жизни» freak.sytes.net/ya_zhertva.html, некоторые люди являются просто ходячими приглашениями к виктимизации, и их нетрудно распознать намётанным взглядом даже без разговора с ними, по невербальным сигналам.

По мере того как историй пострадавших становилось всё больше, в женском сообществе началась разработка ответных стратегий. При этом важную роль сыграло, по-видимому, следующее обстоятельство. В наше время повального увлечения психологией для многих основным источником знаний являются рекламные, по сути, статьи в интернете, либо книжки аналогичного уровня на тему «как покорить мужчину» или что-нибудь в этом роде. При этом, естественно, как авторы, так и тем более издатели кровно (материально) заинтересованы в том, чтобы читателей было как можно больше. Соответственно, материалы рассказывают не о том, как определённая категория мужчин поступает с некоторыми женщинами, а претендуют на универсальность. Словно мужчины и женщины – две партии стереотипных пупсов, сошедших с конвейера кукольной фабрики: ни у тех, ни у других не предполагается особой индивидуальности.

В таком духе неоправданного обобщения делался вывод, что по самой своей биологической природе мужчины похотливы и не расположены хранить верность. Ну а коль скоро они в этом, по сути, одинаковы, то естественно, лучше те из них, которые в обмен на удовлетворение своей низменной страсти сумеют обеспечить максимум материальных благ. Учить женщин оптимизации взаимодействия с мужчинами, основываясь на таких принципах, начали курсы «стерв» – нечто вроде «нашего ответа на пикап». Некоторые оказались при этом очень способными ученицами, открывая для себя простые и в то же время изумительно действенные приёмы, например, наподобие следующего:

Берётся робкий юноша, а ещё лучше даже немного постарше, так чтобы уже совсем запущенный случай был, из тех, о ком говорят «у него никогда не будет девушки». Естественно, она очень нравится ему с первого взгляда (да-да, что бы там ни говорили, существа мужского пола на начальном этапе, когда о человеке почти ничего не известно, уделяют первостепенное внимание внешности!), однако он сам по себе не надеялся бы на ответное внимание с её стороны. Ведь он опасается унизительной отповеди, которая опустит ниже плинтуса его и без того не блестящую самооценку. К тому же, ему мешает стереотип (впрочем, весьма обоснованный) о дурных душевных качествах столь привлекательных женщин.

Тем не менее, вопреки его ожиданиям, общение между ними развивается достаточно гладко, и она очень мила с ним. Поэтому не удивительно, что он вскоре без памяти влюбляется в неё. Однако, больше всего боясь услышать ответ «нет, это абсолютно исключено», он обычно даже не пытается поговорить с ней о самом главном, а именно о перспективах развития отношений между ними. Она же, словно чувствуя его мысли, говорит ему: «ты хороший парень, но я слабая женщина и нуждаюсь в заботе».

И бедный поклонник понимает намёк. Да он готов сделать всё, на что он способен, и даже немножко больше, лишь бы такая женщина была с ним! А она, принимая щедрые знаки внимания, тем временем без оглядки на его терзания подбирает себе «действительно достойного её» мужчину. Незадачливый же ухажёр ещё какое-то время упорно игнорирует даже явные указания на то, что «здесь явно что-то не так», словно старательно откладывая неизбежно болезненное столкновение с суровой реальностью...

Разумеется, далеко не всегда всё так печально, как в только что описанном примере, однако в свете сказанного уже не приходится удивляться, почему после достаточного числа подобных случаев стала расти и шириться категория обиженных и озлобленных мужчин, которых обычно характеризуют как «женоненавистников». Многие из них пополняют ряды восторженных читателей одного автора, озаглавившего свой опус «Женщина. Учебник для мужчин» или что-то в этом роде. В нём он пытается подвести «научный», апеллирующий к первобытно – животным аргументам базис под проповедуемые им домостроевские взгляды: «женщина «не равна» мужчине», «феминизм – зло» и так далее. Примечательно, как он считает паразитическое поведение, подобное описанному в приведённом выше примере, свойственным женщинам вообще.

К сожалению, тем самым этот автор оказывает очень дурную услугу своим читателям. Дело в том, что значительная их часть принадлежит к тем, кого он презрительно окрестил «низкоранговыми самцами». В самом деле, будь они «высокоранговыми», у них не было бы таких проблем, и им не пришлось бы читать подобного рода литературу. И если в случае «доминантного самца», как бы тот ни относился к женщинам, найдутся те, кого он заинтересует своими чисто материальными и административными ресурсами, в данной ситуации дело обстоит сложнее. Мужчине с низким социально-экономическим статусом важно найти человека, который примет его таким, как есть; построить отношения, основанные в первую очередь на любви и взаимном доверии. И априорное отношение к женщине как подлому по своей натуре существу, склонному к обману и манипуляциям чужой психикой, увы, никоим образом в этом не помогает.

Таким образом, здесь мы видим ещё один пример того, как превратное истолкование «животного» начала в человеческой природе может осложнять человеку жизнь. Как же тогда разумнее воспринимать подобные сведения, то и дело обрушивающиеся на нас в ежедневном потоке информации? Естественно, каждый решает этот вопрос для себя, исходя из имеющихся знаний и мировоззренческой позиции. И всё же можно попробовать высказать некоторые общие соображения:

Некоторые вещи к настоящему времени уже достаточно надёжно установлены, а потому, наверное, нет смысла их отрицать, как бы нам этого ни хотелось в силу тех или иных убеждений. Тем более, отрицание представляет собой отнюдь не лучший механизм защиты психики, действие которого может давать серьёзные сбои, когда реальность, которую мы упорно отрицали, даёт о себе знать в неподходящие моменты.

К таким достоверно установленным фактам можно отнести, например, «эффект Золушки», в соответствии с которым отчимы и мачехи имеют тенденцию обращаться с пасынками и падчерицами гораздо хуже, нежели биологические родители со своими детьми. Наиболее трагическим проявлением этого являются случаи убийств. Так, по данным, которые приводят Мартин Дэйли и Марго Уилсон, в 1974 – 1990 годах в Канаде пасынки и падчерицы в возрасте до 5 лет в 120 раз чаще погибали от рук отчима, чем родного отца (в среднем 321,6 случаев на миллион детей в год против 2,6).

Другая важная группа установленных эффектов характеризует с эволюционной точки зрения процесс «парообразования» у людей. Так, мужчины предпочитают молоденьких женщин, да к тому же ещё и стройных (у которых отношение объёма талии к объёму бёдер составляет 0,7). Оба пола предпочитают выбирать брачных партнёров с более симметричными, «усреднёнными» лицами (это свидетельствует о качестве генетического материала). А женщины расположены проявлять благосклонность к мужчинам с широкими плечами и квадратными подбородками, но главное – с высоким и стабильным уровнем дохода.

Тем не менее, эффекты, о которых идёт речь, носят характер предрасположенности, тенденции, а не приговора. Многие из них заключаются в большей распространённости одного признака перед другим всего в несколько десятков процентов. И даже там, где соотношение носит драматический характер, оно не носит характер предопределённости. Например, плохое отношение отчима к «чужим» детям вовсе не является неизбежностью. Поэтому в наше время, когда так модно говорить о личной ответственности, ссылки на «животное» начало, якобы неотвратимой силой довлеющее над человеком, как оправдание жестокого и бессердечного поведения в отношении ни в чём не повинных людей, совершенно несостоятельны. Здесь уместно вспомнить слова героини старого фильма «Африканская королева», которую играет Кэтрин Хепбёрн: «Мы в этом мире для того, чтобы возвыситься над природой». Подобным образом, можно всю жизнь охотиться за богатыми и знаменитыми людьми, гоняться за особо привлекательной обёрткой, а можно найти человека, который станет для тебя самым близким и незаменимым, самым любимым, а потому самым лучшим.

Кроме того, в сфере личных контактов между людьми важным модифицирующим фактором является социально – экономическая ситуация. Так, у женщин Скандинавии объективно значительно лучшие возможности строить человечные отношения, основываясь на подлинных чувствах, нежели у женщин в странах, расположенных на территории бывшего СССР, где многие фактически торгуют собой, в явной или завуалированной форме.

Важно отметить также, что далеко не все феномены, наблюдаемые нами, поддаются разумному «этологическому» объяснению. Например, кто-то вместо того, чтобы передавать свои гены потомкам, может любить другого мужчину. И мы не можем смотреть на его поведение как на жертвование своими интересами с тем, чтобы помочь своим родственникам воспитывать их детей, так как у него, вероятно, вовсе нет такого желания. Особенно учитывая, как его родня может отнестись к представителям ЛГБТ – сообщества!

Или можно вспомнить, как индийский биолог Дж. Холдейн однажды сказал: «я готов отдать свою жизнь за двух (родных) братьев или восьмерых кузенов». Такое поведение представляется вполне логичным в свете так называемого правила Гамильтона, т.к. давало бы возможность передать больше своих генов (1/2 общих генов с братьями и 1/8 с кузенами). Однако конкретный индивид может заявить: «Да в гробу я их видал, родственничков своих, я пальцем о палец ради них не ударю, не то, что жизнью своей рисковать!»

Особенно опасной является тенденция заменять в рассматриваемой сфере описательность нормативностью. Когда люди, имеющие некие благоприятные с «животной» точки зрения признаки рассматриваются как более приспособленные, а потому более высокого качества. Это якобы обосновывает крайне опасную в своей бесчеловечности идею о природной неравноценности людей. Отсюда могут быть сделаны выводы о том, что некоторые имеют большее право жить и размножаться, нежели другие.

Особенно опасно, когда в этом направлении формируются взгляды подрастающего поколения. Здесь показательно учение получившего в последние годы в России значительное распространение тренингового культа системно-векторной психологии (критический анализ см. «Психосекты. Ловцы раненых душ» freak.sytes.net/psycults.pdf). Хотя эта организация является, по сути дела, всего лишь сектой, она представляет значительную идеологическую опасность, т.к. располагая значительными средствами, может влиять своей оголтелой рекламой в интернете на умы большого числа людей, и в первую очередь молодёжи. Согласно учению культа, каждый человек рождается с определённым «вектором», определяющим его темперамент. При этом в активно насаждаемой сектой мифологии векторы оказываются неразрывно связанными с той или иной ролью индивида в «первобытной стае». Адептов культа наставляют учить своих детей с ранних лет «знать своё место в стае», т.е. в некоторой якобы естественно обусловленной природной иерархии. Можно себе представить, как ребёнку, который ещё с горшка – то встать не успел, будут говорить: «сынок, у нас для тебя такая новость… Видишь ли, каждый человек рождается с определённым вектором, так вот, твой вектор указывает, что твоё место в жизни «около параши»»...

После подобного воспитания уже не приходится удивляться, когда школьник говорит своему однокласснику, который физически слабее его: «ты генетический мусор». Этот подрастающий «доминантный самец», вероятно, никогда не узнает о механизмах передачи наследственной информации, зато может позволить себе назвать сверстника, который ни в чём перед ним не виноват, ошибкой природы.

В целом, нагнетание идеологии «звериной» конкуренции между людьми представляет собой серьёзную угрозу психологическому здоровью нации, общества в целом. Изменяется то, как люди воспринимают своё «я». Так, с точки зрения социально – ориентированных ценностей один человек может сказать о себе: «я бизнесмен», другой – «я рабочий», третий – «я учитель», и так далее. В рамках же «идеологии джунглей» многим придётся сказать о себе: «я омега – самец».

Тем, кто попытается бороться за высокий ранг в «стае», предстоит множество конфликтов вплоть до кровопролитных разборок. Остальным же придётся смириться со своим унизительным положением. Естественной реакцией для них в такой ситуации может стать развитие депрессии. С эволюционной точки зрения на её возникновение можно смотреть следующим образом. Индивид не видит для себя перспективы победить в борьбе за доминирование, и, пытаясь избежать бессмысленной опасности для своего организма в результате конфликта с более «сильными» особями, «уходит» от противостояния в свою депрессию, как бы говоря соперникам: «я ни на что не претендую». Однако в настоящее время появляется всё больше свидетельств, что за такое «спасение бегством» человек может дорого платить не только душевным благополучием, но и физическим здоровьем.

Особо циничные идеологи «закона джунглей» могут смотреть на это так: Мол, происходит внутривидовая борьба, более сильные побеждают, оставляя после себя потомство. Однако подобная логика имеет серьёзные изъяны отнюдь не только с точки зрения морали (которая в таких случаях обычно отбрасывается как якобы неуместные сантименты). Во-первых, многие ли люди захотят, чтобы их правнуки жили с потомками «самых лучших» пикаперов и психопатов – две категории населения, на долю которых предсказуемо приходится диспропорциональное число «спариваний»? Во-вторых, благодаря уникальному для homosapienssapiens­ научно-техническому прогрессу, адаптации, биологически заложенные в человеке на протяжении многих тысяч лет в прошлые эпохи, могут оказаться драматически неадекватными современной действительности.

Такое несоответствие несёт в себе всё более серьёзную опасность по мере развития систем оружия массового поражения. Так, если раньше поединок за доминирование двух дикарей в первобытной саванне, вооружённых дубинами, мог привести к гибели одного из них, максимум обоих, то теперь дикари, вооружённые ядрёными кнопками, могут в принципе легко стереть с лица Земли всё человечество.

И даже в отсутствие глобальной катастрофы не стоит рассчитывать на то, что проигравшие будут безропотно терпеть. Ведь даже если посмотреть на ситуацию с биологической точки зрения, можно отметить феномен, который упомянутые ранее Дэйли и Уилсон назвали «синдром молодого самца». Они обратили внимание, что значительная часть убийств и других особо опасных преступлений совершается одинокими мужчинами в возрасте до 25 лет, принадлежащими к низшим социально – экономическим слоям общества; их жертвами при этом обычно становятся другие мужчины. Важно также, что число таких правонарушений растёт с масштабами социального неравенства, представляющего собой специфически человеческое выражение иерархической структуры популяции.

Особенно драматические последствия также нередко наступают, когда подростки, пытаясь установить доминирование над своими сверстниками или ребятами помладше, и вообще теми, кто не может себя защитить, издеваются над ними, порой толкая их тем самым на трагические ответные шаги. К сожалению, при этом даже после печальной развязки, в массовом сознании обычно преобладает примитивная интерпретация причин происшедшего. В этом отношении снова показательна ситуация с сектой системно-векторной психологии. Её идеологи относят «школьных стрелков» к сомнительной диагностической категории «моральных дегенератов», коими подростки якобы становятся в результате добровольной социальной изоляции. Но почему же тогда эти молодые люди, социальные по своей природе существа, так замкнулись в себе? Кто-то может сказать: они были психически больны! Однако если не брать примеры чудовищных органических дефектов, человек становится душевнобольным не сам по себе. Генетические/биологические особенности лишь предрасполагают индивида сломаться под воздействием стресса и неблагоприятной социальной ситуации. Более конкретные аргументы в этом направлении можно встретить в высказываниях юношей, страдающих от серьёзной депрессии. Многие из них говорят: «Меня столько унижали, надо мной так издевались, что теперь у меня самое большое желание – «выпилиться» из этого отвратительного мира». Некоторые также при этом добавляют: «Но я бы с удовольствием прихватил с собой кучку тех, кто со мной так поступал».

И это не удивительно. Если даже говорить о чисто биологической стороне, типичными «релизерами» агрессии являются боль и фрустрации. Хотя при этом обычно имеют в виду физическую боль, сюда же можно отнести и те сильные негативные переживания, которые человек испытывает в связи с неблагоприятными социальными ситуациями. Тем более, как установлено в последние годы, та и другая «боль» имеют сходные механизмы в ЦНС. Так может, когда говорят о том, как много вокруг агрессии, имеет смысл сделать акцент на том, чтобы не делать людям больно, не унижать их достоинство демонстрацией своего якобы «естественного» превосходства над ними?

Если же кто-то непременно хочет почувствовать себя лидером, у него есть прекрасная возможность оправдать этот титул в достойном человека разумного смысле, а именно вести людей к лучшей, более долгой, дружной и счастливой жизни. В отсутствие же такой доброй воли у тех, кто настойчиво стремится быть впереди, животная, первобытная агрессия будет нередко давать о себе знать, приводя к кровопролитным конфликтам наподобие случающихся у шимпанзе, описание трагических последствий одного из которых приведено в начале статьи в выдержке из книги Франса де Вааля.

26.08.14
172
1 ответ
Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Олег

Что может принести большую радость жизни, чем взаимная любовь? И что может ранить нас больнее отношений, в которых человек может сказать о себе: я – жертва? Жертва человека, которого любил (а), которому доверял (а), которого считал (а) таким близким и р Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология


Комментарии

я -  лидер. у меня нет яичек, боли, фрустраций и вообще… не поняла смысла написанного. скоро полнолуние.
07.09.14