Опека методы работы с населением. Кто обобщает и в чьих интересах или психологическое насилие над ребёнком – «норма» жизни.

Сразу оговорюсь, я не являюсь ни женонеприятелем, более того, стремлюсь помогать способствовать женскому благополучию, ни состою в рядах активных представителей отцовских организаций. Мне было весьма интересно, на сколько интересы несовершеннолетних детей опекаются и охраняются в отдельно взятой ячейке службы опеки.

Заранее извиняюсь перед теми в органах опеки, к кому это не относится и надеюсь, что кому- то из борющихся за счастьесвоихдетейотцовэтопоможет.

Направил в опеку, в районный и городской отделы, несколько писем-заявлений о нарушении прав ребёнка и отца, где описывал, что в семье матери БГЖ (также её матери и отца) по отношению к ребёнку своими действиями (бездействием) создаются условия, препятствующие качественному воспитанию и развитию ребёнка, где по-сути, дочка является заложником их своеволия и манипуляций.

Будучи в вынужденном положении отца, кому не позволяют видеться с собственным ребёнком, всячески препятствуют встречам, скрывают ребёнка под любыми явными или надуманными объяснениями и, разумеется, настраивают дочку против папы. Причём, на словах для всевозможных контролирующих надзирающих органов и их представителей имеется всегда готовый фасад видимого благополучия и одно заявление, мы не препятствуем и не настраиваем ребёнка против отца. На деле же ситуация совершенно противоположная, когда ребёнок напуган, скован, зажат от того, что может быть наказан, уязвлён, обделён в своих проявлениях. И, как выясняется, для органов опеки и её функционеров этого достаточно, вернее они всячески этому способствуют лишь бы не заниматься проблемой домашнего психологического насилия на территории, где находится ребёнок. А территория это обычно матери, её матери отца. И вот эти люди обычно оказывают давление на ребёнка в пределах своего влияния и воздействия.

Я решил никого не подкупать, не манипулировать, не подстраиваться на психокомплексах человеческих к представителям опеки пройти их инстанции, понаблюдать за работой органов опеки самолично. Так сказать занять позицию наблюдателя, созерцателя. Много сталкивался с жалобами мужчин на опеку. Но вот и сам оказался в роли испытуемого. Впрочем, все мы испытуемые в той или иной мере, каждый по-своему)). Но здесь судьба своего ребёнка

Обозначив в своих обращениях в опеку своё положение и ту модель их семьи, где каждый из участников выполняет свою роль, что безусловно отражается на восприятии и депривации в детской психике, что можно трактовать, как психологическое насилие над ребёнком. Я не буду подробно останавливаться на их семье, прошу принять на веру. Те сценарии принятые в их семье, весьма угнетающие для личностного развития и становления ребёнка, ревностно охранялись и мне, как отцу, препятствовалось иметь полноценное общение с родным дитя и каким – либо образом влиять на их устои. Если назвать одним словом, это ценностно-потребностное противостояние и я не берусь давать оценки их модели. Но убеждён в том, что несовершеннолетний человечек имеет полное право получить надлежащее ему и от матери, и от отца, а это, согласитесь, данности только взаимодополняющие для становления и будущего благополучия гармонии в ребёнке. Сразу скажу, что ни о каких вредных вещах для ребёнка речи не идёт. Просто разные потолки потребностей у сторон, с одной стороны доминируют охранительно — материальные ценности. У другой преобладают культурно – нравственные. И сторона матери рассматривает ребёнка, как выгодное статусное вложение в будущее и получение на этом своих материальных и властных выгод, так сказать «смысл» для матери и бабушки.

Самое любопытное, что когда отец обращается переживает хлопочет стремится к своему ребёнку в надежде, что органы опеки окажут помощь ему. Да, столько не ему, а маленькому человечку в его правах, в его полноценном не усечённом развитии, в его удовлетворённости и душевном достатке независимо от давления стяжательства матери и её семьи. Так вот, представители опеки говорят, как это необходимо и архиважно для ребёнка, и как Вы нам нравитесь и симпатичны как человек, который радеет за благополучие своего ребёнка, и сколько отцов, которые бросают семьи детей и прочие наборы стандартных объяснений, типа пьют бьют гуляют и т.п. Не буду останавливаться на том, почему многие отцы отходят от своих детей, это отдельное повествование, скажу одно, чтобы сохранить своё здоровье и репродуктивную функцию в будущем, не впасть в депрессивные разрушающие состояния, чтобы быть полезными своим детям в будущем.

Далее, по накатанной схеме выезжают на место нахождения ребёнка, где им БГЖ и её мать демонстрируют «надлежащий» ожидаемый опекой суррогат благополучия. Это, как на зоне, приезжает комиссия, расспрашивает об условиях содержания и попробуй сидельцам в неволе скажи что-то не устраивающее начальство, репрессии гарантированы. Но сидельцы взрослые люди и могут как-то компенсировать эти состояния. А что же маленький ребёнок под прессом нависающих над ним ригидных упрямых взрослых, как ему быть?…. Он в условиях обделённости, не имеет возможности что-то выразить, потребовать, так как с ним тактика одна ограничить, напугать, наказать, и вот ребёнок в условиях депривированности приспосабливается хитрить манипулировать. По сути с детства принимает правила игры не лучшего существования на земле или в псевдосоревновательности попадает под влияние более изворотливых неблагонамеренных манипуляторов, в экзистенциальном вакууме. Не говоря о более страшных вещах.

Далее опекой создаются комиссии, вызываются отец, мать ребёнка БГЖ и её мать, где им объясняется о равных правах родителей, прописываются часы свиданок с ребёнком, которые сторона матери легко без зазрения совести нарушает под любыми предлогами ни на секунду не задумываясь, что обделяют обкрадывают своего ребёнка. Опека отцом об этом оповещается и они готовят документы в суд.

На мои возмущение о насилии над душой маленького человечка, начальник опеки прямо говорит, Вы не докажете психологическое насилие над ребёнком. Я отвечаю, конечно, заложник террориста тоже «любит», чтобы он не сделал ему что-то ещё хуже (известный синдром).

Предлагал, давайте создадим независимую комиссию психологов-экспертов и будем наблюдать динамику поведения ребёнка, выявлять особенности родителей и девиации. То есть объективно представить всё и вся… Нет было предложено пройти беседу и тестирование у их районного карманного, весьма некомпетентного психолога из Центра Семьи ( как это выяснилось в процессе общения), по тестам Кеттела, Люшера и проч., я отказался из этических и профессиональных соображений, так как проходить их я знаю наизусть и это определённо не даёт полной картины представления о человеке, а для классической отписки сгодится. Вы бы прочитали, что они пишут в заключении о прохождении «исследования» матерью и дочькой, поверхностные общепринятые положительные описания, которые могут вызвать только улыбку, хоть при жизни памятник матери ставить))....

Ну,  а мой отказ от взаимодействия с аффилированными работницами от психологии был истолкован против меня в дальнейшем в суде, хотя если бы я согласился на подобное тестирование то, это бы трактовалось бы, что я воспользовался профессиональным положением и знаниями, чтобы ввести суд в заблуждение в своих интересах. Вот такая у них «вилка». Но многие отцы про это не ведают и идут на это освидетельствование с заранее подготовленным результатом не в его пользу.

Далее, в опеке включается накатанная отработанная годами линия действий, перед судом 2-3 месяца каждое слово вырванное из контекста в обращениях отца представляется в отчётах, как навет, наговор не соответствующий действительности, и что, якобы, отец сводит счёты со своей бывшей женой и её матерью. И что они не рекомендуют, давать ребёнка на воспитание отцу в том, что он заявляет в исковых требованиях в суде на общение с ребёнком. Это всё выяснилось на суде. Вот такие милые улыбчивые дамы и держат тенденцию в интересах матерей, бабушек, но только не в интересах прав ребёнка, не говоря об отце. Моё возражение – почему Вы опека молчали 3 месяца и скрывали сей факт, где я бы мог им компетентно с доказательствами, с видео-фотоматериалами подтвердить каждое слово, но суд оставил это без внимания. Да, и на суде мои доказательства и материалы не принимались, зато с готовностью принимались со стороны ответчицы БГЖ.

Вот такая порочная практика в Опеках. И эти органы во всеуслышанье заявляют, что пекутся об интересах детей. Возникает вопросы, за чьи интересы пекутся органы опеки и какой не хотят создать прецедент органы опеки?? Ответы очевидны, подобные мамаши лишаются очень много...., если определяются, доказываются факты психологического насилия над ребёнком 

Я рекомендую многим отцам в подобной ситуации бороться, не отступать, быть волшебным папой для своих детей, держать себя в форме, в тонусе, быть образцом достоинства, примером доброты и силы для своего ребёнка.

Но мне говорят, это конечно — Да..., но психологическое насилие сейчас творят над нашими детьми, настраивают против нас и мы видим последствия этого, как нам защитить своих детей, если нынешним юристам, адвокатам невозможно справиться в этом контексте, где имеется однонаправленная практика в судах (даже дело не переведёшь территориально к другому судье), учитывая бездействие территориального отдела опеки, что встали на сторону матери, но никак на защиту прав ребёнка и второго родителя гарантированного Конституцией РФ и Законами РФ.

Другие постарше отцы прожившие отдельно от своих детей, тоже жалуются, у кого криминал, у кого-то дочки и сыновья нетрадиционной сексуальной ориентации, кто-то в сектах, у кого-то беды в семьях или иных коммуникациях, кто во всех тяжких зависимых алкогольно-наркотических путах и прочее прочее.

Что мне им отцам, отвечать? По ДАОизму — отсекайте привязанности…пустите всё на самотёк...., или в рационально-когнитивном — не Вы одни такие, у других ещё хуже…, может в психоаналитическом – сублимируйте, найдите компенсаторную отдушину…, или в поведенческом – «гонят в дверь, лезь в окно» и ты их дожмёшь, и прочих прочих толках? Но только родной крохе в 3-4 года  папа нужен сейчас, а не тогда, когда он там чего-то добьётся, отвоюет. Только сейчас в 3-10лет творят насилие над детишками ограничивая их в их правах, настраивая против родных отцов.

Опека, одна из структур государства призванная не охранять права ребёнка, а является тем же самым репрессивным инструментом к одной из половин населения… Незыблемо стоят на защите своих интересов по гендерному признаку. Причём, поступают не солидно, действуют исподтишка, чтобы отцы заранее не заподозрили их направленность и не приняли мер по дискредитации этих экзекуторов.

Отцы вынуждены перед судами взаимодействовать с опекой, но это взаимодействие становится для них началом репрессий по отношению к ним, попустительства по отношению к несовершеннолетним детям и потакания женской части.

 ------------------

Хотелось бы услышать у коллег-психологов их мнения, как отцам защитить и противостоять психологическому насилию над их детьми в нынешней системе.

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Вадим Елизаров

Индивидуальный психолог- консультант, специалист по эриксоновской терапии и гипнозу - Профессиональные знания, опыт, арсенал от принятия поддержки сопровождения до выразительных психоэмоциональных средств помощи, успешные благодарные клиент Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология


Комментарии

Час добрый, Вадим! Вряд ли при принятой практике возможно как-то такими «законными» методами противостоять. Здесь вполне приемлема тактика и стратегия противной стороны, и с учётом подхода к отношениям как некому торгу, то и в чём-то самому отцу необходимо становиться таким «бизнесменом». И выторговывать своё. Не всегда деньгами и благами, возможно и через торг компроматом. Другая сторона очень хорошо понимает язык злата, каменьев, меха и американских рублей.

А именно собирание материала всеми возможными и даже невозможными способами — скрытые камеры, записи, частный детектив для тех, кто может это позволить.

Ещё мысль: Свой отдельный, тайный мир, создаваемый отцом для своего малыша, когда без ведома другой стороны они встречаются в своём «волшебном мире», чуть старше — виртуал, телефоны, и договоры о встречах без ведома матери и её семьи. Ребёнок  живёт в атмосфере лжи, что ему навешивают об его родном отце, так почему бы отцу самому не быть почаще лицом к лицу с малышом, применяя тактику, что применяет другая сторона.

Отсюда и бессилие мужчин и перед судебной практикой и перед ювенальщиной, мужчина часто пытается блюсти договоры и держать слово. А что нередко делает другая сторона? — Блюдёт выгоду и желает продолжать управлять мужчиной через детей.

Одна цитата по теме из соцсети Гайдпарк от автора «Женщина: учебник для мужчин» О. Новосёлова:

«Алиментная система в сегодняшнем виде разрушает семью, так как делает выгодным для женщины развод с использованием детей в качестве инструмента рэкета. Особенно в том случае, если мужчина неплохо зарабатывает. Она мотивирует женщин к разрушению их семей. Брак превращен в «лохоторон». У женщин это называется «сходить замуж» — найти перспективного лоха, взять на пузо, вырастить за его счет ребенка для себя, и при разводе снять с него алименты. А если повезет – и недвижимость. В последнее время участились кражи мужской спермы с последующим искусственным оплодотворением с целью получения алиментов. Даже появились в продаже специальные презервативы, сохраняющие сперму жизнеспособной. Женщина частенько торгует своими детьми. Она продает бывшему мужу общение с ними за деньги. Дал денег – увидишь своих детей. Не дал – не увидишь. И все эти мошенничества совершаются совершенно законно. То есть крышует всю эту уголовщину – наше государство. 

Получается, что чем больше ты имеешь денег, тем с большей вероятностью твой брак развалится, и ты потеряешь детей и ресурсы. Поэтому мужчины часто не женятся вовсе, не хотят иметь детей и не хотят зарабатывать деньги. А если имел глупость жениться, то как только до мужчины доходит, что брак – это не навсегда, у него опускаются руки и он садится с пивом у телевизора. Ему нет смысла работать, если все будет отобрано. Как ни трудись – все отберут, и помрешь бомжем в теплотрассе. 

Алиментная система заставляет родителей ненавидеть собственных детей. У меня знакомая приехала из Китая в шоке. Она была поражена, что детей оказывается можно любить, а не рассматривать как инструмент для отъема денег у мужчины. Получается, что алиментная система, созданная якобы для защиты детей, калечит их психику. Их рожают не в любви, а в качестве воровского инструмента вроде фомки. А потом ненавидят. Мать – за то, что напоминает нелюбимого мужчину. А отец – за то, что его ограбили и унизили с помощью этого ребенка. Посмотрите, до чего вы довели своими алиментами – русская женщина в шоке, что детей можно любить! 

Таковы тенденции. Таким образом сегодняшняя алиментная система является мощнейшим средством уничтожения института семьи, депопуляции и деградации государства. Не больше и не меньше.»

29.06.12

Спасибо Валерий за идеи!  Да, отцу в таких условиях оптимальнее создавать волшебную сказочную альтернативу для ребёнка. И сам не застоишься, не затоскуешь, и ребёнку радость новизна.

Пусть противная сторона застаивается и подтухает… если у них не хватает понимания о вреде для ребёнка и что это обернётся против них...

29.06.12