Жертвы сказочников

Многие из нас в детстве любили сказки. Слушая их, мы забывали про расцарапанную коленку и про обиду, нанесённую в детском саду, погружаясь в чарующий мир, в котором жили герои. Эти истории  делали тогда нашу жизнь светлее и радостнее. В те далёкие, беззаботные годы эти сказки нам рассказывали близкие люди, решавшие за нас большинство наших проблем и искренне отстаивавшие наши интересы. Потом мы стали взрослее. Нам предстояло самим научиться заботиться о себе. Самостоятельно принимать решения, порой в непростых ситуациях типа: направо пойдёшь – коня потеряешь, налево пойдёшь – голову оторвут. В такие моменты многие вспоминали беззаботное детство, и им хотелось, чтобы словно в сказке, всё вдруг наладилось само собой волшебным образом. Однако для большинства людей сказки, разумеется, безвозвратно остались в далёком прошлом. 

Тем не менее, некоторым взрослым сказки по-прежнему рассказывают. И не просто рассказывают, а дают возможность на какое-то время почувствовать себя в роли главных героев. Только это уже не те старые, добрые сказки детства. У них мало общего с трогательными шедеврами народного творчества, раскрывающими перед слушателем сокровищницы коллективного бессознательного разных стран и континентов. Эти сказки зловещие. Не по содержанию (которое вначале может представляться очень даже увлекательным, затягивающим), а по тому действию, которое они в итоге оказывают на слушателей. Эти сказки представляют собой весьма действенные инструменты психологической атаки, давления на психику, направленные на то, чтобы установить контроль над сознанием другого человека и использовать его в своих эгоистических целях.

Их обычно рассказывают нехорошие в житейском понимании слова люди. Лучшие «сказочники» – люди с серьёзными патологиями характера, составляющими так называемую тёмную триаду социально деструктивных аномалий личности (о психологии этих людей, как их распознать и т.д., см. freak.sytes.net). Да, по численности они составляют всего несколько процентов населения. Однако эти люди обычно развивают такую бурную активность, что реально очень многим придётся с ними столкнуться вплотную на каком-то этапе своей жизни. Кроме того, к сожалению, в наш век нарциссизма их повадки всё больше входят в моду. Особенно, пожалуй, одна из самых вредоносных – упорное стремление подчинять себе волю и разум других людей. Действенным инструментом установления такого контроля над чужим сознанием является  искусное умение рассказывать упомянутые сказки. Поэтому нет ничего удивительного в высокой популярности соответствующих тренингов и прочих пособий (хотя для создания видимости политической корректности суть формируемых навыков пытаются скрыть за сравнительно невинными названиями).  

О чём эти сказки? Обычно это романтические истории о любви. Сюжетная канва их, как правило,  примерно такова: Женщина или девушка встречает прекрасного принца. Между ними начинают складываться просто волшебные отношения. Вначале, женщина словно не верит своему счастью. Для неё этот мужчина слишком хорош, чтобы быть правдой. И действительно, вскоре она понимает, что начинает его терять. Женщина паникует. А потом словно в сказках. Где героям предстоит пройти ряд серьёзных испытаний, чтобы в итоге «они жили долго и счастливо». И героиня готова пройти испытания, лишь бы только её любимый по-прежнему был рядом. К чему она не готова, однако, и через что, тем не менее, ей предстоит пройти, так это стать пешкой в игре своего «принца».

Известно, что взаимоотношения социального хищника – манипулятора с его жертвой развиваются в три этапа:

— Оценка потенциальной жертвы и формирование «любовной зависимости»;

— Использование/эксплуатация жертвы;

— Оставление.

Для целей данной работы удобно переформулировать происходящее на каждом из этих этапов в «сказочных» терминах:

— Манипулятор: Добро пожаловать в сказку!

— Жертва: И где же сказка, в которую ты меня звал?! За что?! Пустите меня обратно!

— Манипулятор: Ты недостаточно хороша для моей сказки. Пошла вон! (В сторону.) Следующая!

Как же получается, что человек позволяет себя втянуть в такие игры? Среди факторов, предрасполагающих к столь драматическому развитию событий и относящихся к жертве, следует отметить нереалистичные ожидания и трудности формирования реальной картины характера другого человека.

Когда человек любит кого-то, он может сказать о своём избраннике: он у меня самый лучший. И говорить это совершенно искренне. Потому что другой человек приобрёл такое большое значение в его жизни, так много сделал для него, что другой его уже просто так не заменит. И уже не столь важно, что другие могут не разделять такого отношения. Главное, что любящий человек чувствует это в своём сердце.

Однако изначально многие хотят получить себе самого лучшего партнёра в некотором универсальном, общезначимом смысле; того, кто представляет наибольшую объективную ценность. Словно забывая при этом, что идеальных людей не бывает. Например, многие женщины (и это вполне логично с эволюционной точки зрения) хотят видеть рядом мужчину, обладающего высоким  статусом/властью в социуме и располагающего значительными материальными ресурсами. Иными словами, мужчину успешного в чисто житейском понимании этого слова. Но кто задумывается при этом, что для того, чтобы добиться успеха в нашем обществе, с его суровыми экономическими реалиями, человеку нужно уметь ходить по головам и ездить по ушам? А также о том, что такие успешные в бытовом понимании люди могут иметь привычку без сожалений избавляться от ненужного, в том числе от компании людей, в которых они более не нуждаются?  На противоположном полюсе – человек, который может быть очень милым и добрым, но часто не может твёрдо сказать «нет» в ответ даже на необоснованную просьбу. А потому разбазаривает свои и без того не очень богатые ресурсы. В связи с чем, несмотря на его душевные качества, его считают неудачником. Таким образом, как это иллюстрируют только что приведённые примеры, недостатки реального человека суть следствия и продолжения его достоинств. Образно выражаясь, если девушке очень нравится лицо молодого человека, то, взглянув на него с другой стороны, она увидит не его улыбку, а… заднюю часть. Но, если действительно любишь человека, то принимаешь его со всеми недостатками. С его, если можно так выразиться, «задней частью».

Несмотря на это, некоторые всё же упорно пытаются найти свой сказочный идеал. Их не смущает даже, если они, возвращаясь к нашей образной аналогии, видят прекрасный облик, потом смотрят с другой стороны, и… вместо оборотной стороны, задней части, снова видят прекрасный облик. Ведь при таком раскладе это уже не реальный живой человек получается, с его плюсами и минусами, а какой-то сплошь положительный двуликий Янус, аномалия, мутант, если угодно.

Также должен настораживать ряд банальных, казалось бы, моментов, особенно если они встречаются в совокупности. Известно, например, что обычно (согласно статистике) мы стараемся выбирать себе партнёрами людей чуть более привлекательных, нежели мы сами. Безусловно, скажем, Брэд Питт и Анджелина Джоли чисто визуально нравятся многим, однако для обычного человека они реально годятся разве что в качестве обоев на рабочий стол компьютера. Нормальный человек, как правило, не пытается строить отношения с такими людьми, т.к. вероятность унизительного,  презрительного отказа слишком высока, а потом, если что, надо ещё и удержать… Нет, короче, себе дороже.

Представители тёмной триады очень хорошо следят за собой. Их ухоженные руки не знают работы – они в основном «трудятся» языками, развешивая ими лапшу на уши доверчивым слушателям. Их внешнее обаяние усиливается умением очень складно говорить. Причём, до поры, говорить будущей жертве только хорошее. Но тогда возникает логичный вопрос: а почему такой обаятельный и привлекательный человек до сих пор свободен? Ждал тебя? Верится с трудом… А может, у него глубоко внутри что-то серьёзно не так с характером, с душевными качествами? Также, весьма вероятно, ты у него далеко не единственная «та самая»,  которой он всё это говорит. Об этом стоит серьёзно задуматься...   

Аналогично, если у тебя с твоим избранником значительная разница в возрасте не в твою пользу, то здесь стоит серьёзно задуматься о том, не руководствуется ли твой избранник в первую очередь чисто утилитарными соображениями, даже если на словах декларирует совсем другое.    

Общность интересов – это вообще изумительно! Но только если она реальна и основана на подлинных фактах. Если что-то известно достоверно о культурно-образовательном багаже избранника (а выяснить это на самом деле также очень непросто ввиду их крайней скрытности и постоянной готовности скармливать жертве ложные сведения), то стоит взвесить, насколько он совместим с декларируемыми им якобы общими для вас обоих интересами.

Таким образом, женщина встречает прекрасного юного принца, у которого с ней общие интересы. К тому же, он словно всю жизнь ждал именно её. Конечно, по идее, вероятность такого события должна быть очень невелика, но женщине не хочется об этом думать, т.к. в такого мужчину трудно не влюбиться. Головокружительное действие его обаяния дополнительно усиливается за счёт следующего эффекта:  архетипический (т.е. общий для культуры, к которой она принадлежит, или даже всего человечества) образ принца она наделяла в своих мечтах определёнными индивидуальными чертами. Встретив этого очаровательного мужчину, она невольно с ним разоткровенничалась. Этому способствовало, фактически, умелое провоцирование с его стороны. Например, когда он ей сам начинал якобы доверять что-то очень личное. Это действовало сразу в двух направлениях: с одной стороны, создавало у неё необоснованную иллюзию душевной близости между ними; с другой – ощущение, что раз он с ней вот так поделился, то и она должна поведать ему нечто сокровенное. Но всё дело в том, что он-то ей скармливал либо ложную, либо практически ничего на самом деле не значащую информацию! Её же подлинная, наивная откровенность даёт ему материал для тонкой подстройки под неё: «я не просто принц, но я твой принц». Для него, это стратегически важно с точки зрения формирования любовной зависимости: если она потеряет просто принца, то у неё ещё может быть надежда, что на одном принце свет клином не сошёлся, и когда-нибудь где-то в тридевятом царстве она может надеяться встретить другого. Если же она упустит *своего* принца, потеря будет безвозвратной и потому особенно драматической.

Выясняется, что принц не только прекрасный, но, как и подобает принцу, богатый. А главное – щедрый. Казалось бы, представители тёмной триады, для которых практически все личные контакты строятся на том, чтобы получать как можно больше, отдавая как можно меньше, должны были бы погореть на этом пункте. Ан нет! На выручку им приходит известный в социальных науках феномен под названием «закон малых чисел». Заключается он в склонности людей делать скоропалительные выводы, игнорируя недостаточный объём и репрезентативность выборки. В рассматриваемой ситуации эффект проявляется, когда в течение короткого времени манипулятор-сказочник – сама обходительность и забрасывает будущую жертву подарками. А влюблённая женщина спешит сделать вывод, что так будет всегда, и у неё голова кружится от счастья. Ей бы подождать бросаться ему на шею, словно в омут головой… Но сказочник ловко, ненавязчиво торопит, используя в качестве инструмента давления её страх потерять его, который уже слишком велик. Ведь у неё к тому времени успела сложиться под его влиянием твёрдая убеждённость, что, потеряв его, она больше такого не встретит. Он слишком выгодно отличается от тех, кто ей «реально светит», т.е. тех, с кем она встречалась раньше и от имеющихся доступных ей альтернатив. Он как бы задаёт ей уровень, до которого в её восприятии заведомо не дотягивают другие, которые для неё реальны. Помимо упомянутых факторов, формированию столь благоприятного впечатления способствуют различные аспекты эффекта нимба, заключающегося в тенденции неоправданно обобщать выводы, сделанные на основе первого впечатления: красивый – значит, хороший; складно говорит – значит, умный.

Так, в общих чертах, плетётся сказочная эмоциональная сеть, из которой жертве потом крайне сложно выпутаться. Как можно уберечь себя от попадания в такую сеть? На что обратить внимание?   

Во-первых, важную роль играют индивидуальные факторы уязвимости, представляющие обширную тему, заслуживающую отдельного обсуждения. Большую роль также играет прочность собственной социальной сети из близких и друзей, которые могут помочь не попасться в ловушку, не принимать не обдуманных решений «на эмоциях».  

Помогает также формирование реальных ожиданий относительно других людей. Впечатляет, например, когда женщина пишет на сайте знакомств: мне нужен волшебник, а не сказочник. Да что это за сказочник такой, если он не умеет выдать себя за волшебника?! Да и сами ожидания взрослого человека, что кто-то вот так придёт в твою жизнь и решит за тебя твои проблемы, избавит от забот… Или когда девушка пишет: я не хочу пикапера! Интересно, на что она рассчитывает? Что пикапер, заинтересовавшись ею, как потенциальной целью знакомства, подумает: «ой нет, она вообще не жалует таких, как класс! Пойду-ка я отсюда!..» Или что где-то есть другая девушка, которая целенаправленно ищет пикапера?! 

                Однако даже при осознании человеком своих уязвимостей, эти черты далеко не всегда легко поддаются корректировке, т.к. могут сидеть глубоко в структуре личности человека, делая его хронической жертвой. Кроме того, хотя жертвами часто выбираются особо уязвимые люди, настоящие мастера-сказочники могут виртуозно исполнить концерт на струнах души едва ли не любого человека. Что же можно тогда противопоставить описанному выше вредоносному поведению?   

                К сожалению, в настоящее время в подавляющем большинстве случаев мы не можем «вылечить» людей с деструктивными аномалиями личности. Тем более что сами они не считают, что проблема в них – ведь плохо-то от этого другим! Тем не менее, популяризация знаний о подобных социальных хищниках поможет тем, кто с ними сталкивается быстрее их распознать, объяснить для себя их поведение, и, как следствие, минимизировать получаемый ущерб. В этом также очень помогают истории людей, которые сами столкнулись с такими коварными агрессорами и стали их жертвами, однако впоследствии нашли в себе силы поделиться детальными описаниями того, что происходило с ними.

Изучение психологии социальных хищников позволяет также осознать, что, несмотря на кажущуюся лёгкость их бытия, завидовать и уж тем более пытаться подражать им не стоит. Сказанное представляет особую важность для подрастающего поколения. Многие подростки с нескрываемым восхищением смотрят ролики в интернете, как кого-то развели и использовали. Пишут в комментариях: «Без лоха и жизнь плоха!», «круто!», «я тоже так хочу!», «научите!». А потом их родители удивляются, каким образом из таких милых деток получается сначала «школота», а затем сволота. Но, как говорится, что выросло, то выросло. Да и не вина этих детей, а скорее беда в том, что у них нет достаточного жизненного опыта, зрелости и знаний, чтобы понять: не стоит этому учиться!

                Безусловно, при помощи ловкого обмана, манипуляций, разных подлых поступков социальным паразитам может какое-то время удаваться повесить свои заботы, в первую очередь особенно трудоёмкие и/или неприятные, на кого-то ещё. Но к чему это приводит в итоге? Рано или поздно за ними начинает тянуться по жизни хвост обиженных, обманутых людей, жаждущих мести. Со временем этот хвост становится всё длиннее. Какое-то время помогает частая смена мест работы и даже жительства. Однако, как говорится, можно обманывать всех некоторое время и некоторых всё время, но обманывать всех всё время… И реально многим удаётся избежать воздаяния лишь в том случае, если они просто до него не доживут.

                Выше подробно обсуждались романтические «сказки», в которых говорится о любви. Но это не единственный возможный жанр подобных историй. Учредители деструктивных сект, например, любят рассказывать своим прихожанам сказки о вечной жизни. Их пламенные речи пробуждают у праведников достаточное рвение, чтобы обеспечить своим «учителям» весьма комфортное существование в этом бренном мире.

                Здесь подробно рассказывалось про мужчин – сказочников. Было бы несправедливо, однако, не упомянуть милых дам, промышляющих сходным образом. К сожалению, как о них самих, так и об их жертвах-мужчинах известно гораздо меньше, нежели о сказочниках – представителях сильного пола. И связано это не только и не столько с меньшей численностью как таковой, но также со следующим фактором. Если женщина поведает об унижениях, которые ей довелось претерпеть от любимого мужчины, она, скорее всего, встретит поминание и сочувствие, как минимум, со стороны других женщин. Оказавшийся же в сходной ситуации мужчина, скорее всего, услышит в свой адрес что-то вроде: «Получается, значит, тебя баба развела, использовала и выкинула? Да ты просто лох по жизни! С такими, как ты, так и надо поступать!» Опасаясь таких откликов и стыдясь унижения, пострадавший мужчина вынужден молчать, замыкаясь наедине со своей проблемой, что только играет на руку манипуляторше, триумфально шествующей от жертвы к жертве.

                Примечательно, что такая женщина вредит не только конкретным мужчинам, но и женщинам в целом и по отдельности. Это связано с тем, что некоторые мужчины мотивируют своё жестокое обращение с женщинами существованием где-то вот таких стерв. Мол, женщин полезно держать в страхе, или, по крайней мере, под строгим контролем, а то многие захотят такими стать...

                Подводя итог, хотелось бы выразить надежду, что прогресс наших знаний о психологии людей с разнообразными особенностями личности позволит сделать отношения взрослых более искренними и основанными на взаимной политике правды. А сказки пусть радуют детей, и будут всегда исключительно добрыми!

Опубликовать в социальных сетях

Рекомендуем личную консультацию

Олег

Что может принести большую радость жизни, чем взаимная любовь? И что может ранить нас больнее отношений, в которых человек может сказать о себе: я – жертва? Жертва человека, которого любил (а), которому доверял (а), которого считал (а) таким близким и р Узнать подробнее
Посмотреть всех экспертов из раздела Психология > Любовные отношения


Комментарии

Очень интересный пост, только боюсь что наше общество никогда не оставит «сказки детям», а так и будут продолжать рассказывать их друг-другу, хотя бы потому что многим нравится находится в состоянии «жертвы». Потому что подтверждая себе «я жертва, мне не надо трудиться», так называемая жертва оправдывает свое безделье или безволие.

Тема серьезная, ставлю за нее плюс.

01.06.13